Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
 

Несколько соображений о среднем слое России

Несколько соображений о среднем слое России

Границы среднего слоя в России

Средний слой является элементом социальной стратификации общества и занимает в ней определенное положение. Поэтому начинать разговор о нем надо с общего представления о стратификации российского общества. По нашим оценкам, оно состоит из шести вертикальных слоев. Первый (экономическая и политическая элита) составляет примерно 0,5%, второй и третий насчитывают соответственно 5-6 и 18%, а четвертый, пятый и шестой (базовый, нижний и "социальное дно") в общей сложности примерно три четверти. Претендовать на звание средних слоев в принципе могут только второй и третий слои. Принадлежность третьего слоя к интересующей нас категории не вызывает сомнения, а со вторым дело обстоит сложнее. В наших работах можно встретить разные оценки его статуса и, соответственно, разные названия. В одних случаях он рассматривается как верхний, т.е. отличный от среднего слоя, а в других - как верхний средний, т.е. часть среднего слоя, его наиболее развитый элемент. Чтобы выяснить, какая точка зрения правильней, надо коротко описать этот слой. Для простоты мы пока будем называть его верхним.

Социальный портрет верхнего слоя

Этот субэлитный слой состоит из верхушки государственной бюрократии, генералитета, крупных землевладельцев, руководителей промышленных корпораций и финансовых институтов, крупных и преуспевающих предпринимателей. Значительную часть его образуют "нувориши", генетически наиболее тесно связанные либо с партийно-комсомольской номенклатурой, либо с советской теневой экономикой. До приватизационной реформы их личные состояния хотя и существовали, но были несопоставимо меньше, чем сейчас. Численность этого слоя на протяжении четырех лет (1993-96) оставалась практически стабильной (5-6%).

Данный слой обладает ярко выраженными социально-демографическими особенностями - это самая "молодая", одна из наиболее "мужских", самая "холостяцкая" и наименее "русская" группа. Треть ее представителей не достигли 30 лет, свыше пятой части - не состоят в браке, доля женщин не достигает четверти, а доля нерусских в полтора раза выше средней. Любопытно, что в последние годы индекс "молодости" этого слоя снизился с 270 до 180 пунктов, что говорит о его сравнительно быстром "старении". Видимо, период "Клондайка" прошел, персональный состав этого слоя сформировался и в основном закрылся для пришельцев извне.

Верхний слой отличается наиболее высоким уровнем образованности. Доля лиц с законченным высшим образованием составляет около 60%, со средним специальным - 25% и без специального образования - 15%. Две трети представителей этого слоя живут в крупных городах, из них 37% - в Москве и Петербурге. Примерно треть владеют собственными предприятиями и фирмам, пятая часть заняты высокооплачиваемым индивидуальным трудом, а 45% работают по найму, из них две трети - в государственном секторе экономики.

В условиях спешной неправовой приватизации государственной собственности верхний слой оказался в громадном экономическом выигрыше. Большинство его представителей сумели умножить свои капиталы на несколько порядков, оттеснив большую часть общества за грань бедности. Свыше 62% представителей верхнего слоя живут состоятельно и еще 32% зажиточно. В сумме это составляет 93% против 11% во всех других группах. Поскольку доходы этого слоя растут, по его признанию, быстрее, чем цены, он концентрирует в своих руках растущую часть общественного богатства. Даже по заниженным данным социологических опросов, его доходы в пять с лишним раз превышают средний уровень и в десять раз - доходы нижнего слоя. Социальное настроение этого слоя оптимистично: индекс самооценки своего материальное положения здесь в 7 раз выше среднего уровня. А свое настроение большинство характеризуют как "нормальное, ровное" и даже "прекрасное".

Рассматриваемый субэлитный слой обладает весьма значительным энергетическим, политическим и экономическим потенциалом. По сути, это новый хозяин России. Однако он очень сильно криминализирован, социально эгоистичен и недальнозорок. По занимаемому статусу он не просто оторван, а вызывающе противопоставлен остальным слоям общества, что затрудняет развитие между ним и другими общественными группами партнерских отношений, гарантирующих стабильность общества. Широко используя открывшиеся права и возможности, этот слой, на наш взгляд, пока еще слабо осознает свои обязанности и ответственность перед обществом.

Социальный портрет среднего слоя

Одна из наиболее отличительных черт этого слоя - позитивная динамика численности. В 1993 г., по нашим расчетам, он составлял около 14%, а в 1997 г. - уже 19% работающего населения России. Средний слой качественно разнороден: он включает, как минимум, три совершенно разных общественных группы: (а) нижний бизнес-слой (мелкие предприниматели и менеджеры), (б) квалифицированных специалистов (профессионалов) и (в) среднее звено государственных "служилых людей": чиновничества, администраторов бюджетного сектора, офицеров силовых структур и друг. В среднем за 4 года (1993-96) на мелких бизнесменов приходилось 44%, на специалистов - 37 и на "служилых" -19%. При этом по отношению ко всему слою, численность бизнесменов росла средними темпами, профессионалов - обгоняющими, а чиновников и военных - замедленными, то есть их абсолютное число заметно росло, а доля в составе среднего класса снижалась.

Структура современного среднего слоя гетерогенна, но не иерархична. Составляющие его крупные общественные группы не образуют иерархии. Поэтому нам правильнее говорить не о средних слоях, а об одном среднем слое или, может быть, протослое. В пользу последнего говорят такие качества этой социальной общности, как размытость границ, гетерогенность, отсутствие политической интеграции, слабость субъективной идентификации и др.

В составе среднего прото-слоя устойчиво преобладают мужчины (56%), возрастной состав его близок к среднему и имеет тенденцию к постарению Уровень образования его представителей несколько уступает верхнему: высшее образование имеют 52%, среднее специальное - 25, а общее, включая неполное - 23%. Но в динамике образованность этого слоя устойчиво повышается, фактически догоняя верхний.

Около четверти представителей среднего слоя называют своим занятием бизнес или индивидуальную трудовую деятельность. 14% владеют фирмами или ведут собственное "дело", 15 занимаются ИТД, а более 70% работают по найму. В динамике доля владельцев дел неуклонно снижается (с 20% в 1993 до 9% в 1996 г), а доля занятых ИТД возрастает (соответственно, с 13 до 19%). Увеличивается и доля работающих по найму.

Доходы среднего слоя в несколько раз ниже, чем верхнего, но в 2-2,5 раза выше, чем нижестоящих слоев. В динамике его материальное положение улучшается. Так, с 1993 по 1996 г. доля представителей среднего слоя, живших бедно, уменьшилась с 23 до 7%, живших между нуждаемостью и относительным достатком возросла с 71 до 80%, а живших зажиточно и состоятельно выросла с 6 до 13%. Социальное самочувствие этого слоя тоже намного хуже, чем верхнего (индекс настроения 0,98 против 2,2), но существенно выше, чем у базового (0,79) и у нижнего (0,67).

Из сказанного ясно, что второй и третий сверху слои нашего общества не служат частями единого целого. Положение и интересы среднего слоя пока ближе к базовому, чем к верхнему слою. По сути, он представляет собой верхушку базового слоя, еще не успевшую окончательно отделиться. Таким образом, второй сверху слой правильнее рассматривать как верхний, а третий - как средний.

Элементы среднего слоя
Нижний бизнес-слой

Состав этой группы - преимущественно мужской, причем в 1993-94 гг. мужчины составляли 58%, а в 1995-96 - 62%. По "молодости" своего состава мелкие бизнесмены заметно опережают крупных, занимая по этому признаку первое место среди всех изучаемых нами групп. При этом в динамике наблюдается тенденция к дальнейшему омоложению группы, что говорит о высоком уровне входящей и исходящей социальной мобильности.

Мелкие бизнесмены не отличаются высоким образованием. Две пятых имеют полное и неполное среднее образование, треть - среднее специальное, и четверть - высшее образование, что соответствует средним данным по выборке. Эта группа - одна из наименее урбанизированных: 56% ее представителей живут в малых городах и селах. Естественно, что большая часть их (65%) заняты в частном и приватизированном секторах экономики, 60% считают своим основным занятием бизнес, а 40% (менеджеры) - работу по найму. При этом около четверти имеют собственное дело, а половина занята ИТД.

Судя по уровню сообщенных доходов, материальное благосостояние этой группы ненамного выше среднего по России. В 1996 г. доля бедных в их составе составила 15%, а богатых - 12%. Однако есть основания полагать, что доля теневых доходов предпринимателей существенно выше, чем у тех, кто живут на зарплату. Не случайно, самооценки своего материального положения представителями мелкого и среднего бизнеса намного более оптимистичны, чем следовало бы ожидать, исходя из уровня сообщенных ими доходов. В 1995 г. хорошим и средним свое положение считали 58% мелких бизнесменов, а в 96 г.- 66%. Соотношение позитивных и негативных оценок в 1995 г. составляло 1,5 раза, а в 96 г. - 2,2 раза (почти как у верхнего слоя). По своему социальному самочувствию группа мелких предпринимателей занимает третье место после верхнего слоя и государственных служащих.

Социальное качество российского бизнес-слоя, к сожалению, трудно признать высоким, так как у него отсутствует опыт цивилизованного предпринимательства; он, с одной стороны, находится в сильной зависимости от государственной бюрократии, а с другой, тесно с нею сращен. К тому же значительная часть его деятельности носит теневой характер: он уклоняется от налогообложения, решает проблемы с помощью подкупа чиновников, использует поддельные документы (авизо, лицензии, накладные и проч.), грубо нарушает установленные технологии производства, откровенно сотрудничает с криминальными структурами. Все это формирует весьма специфическую деловую этику, отличающуюся низким уровнем правопослушности, всеобщим недоверием предпринимателей друг к другу, восприятием обмана и махинаций как "естественных" атрибутов "рынка", широким распространением этнических фобий и т.д. Общепризнанность и практическая реализация таких этических норм накладывает отпечаток не только на деловую деятельность, но и на типы личности бизнесменов России.

Профессионалы

Группа квалифицированных специалистов, или профессионалов увеличивалась в рассматриваемый период наиболее быстро. В 1993 г. она составляла около 5%, а в 1996 г. - 9% всего работающего населения. Это преимущественно женская и все более феминизирующаяся группа - в 1993 г. женщины составляли в ней 54, а в 1996 - 59%. Здесь наименьшая и продолжающая снижаться (с 14 до 12%) доля молодежи, наибольшая и растущая доля лиц в зрелом возрасте (21 - 25%). Практически все представители этой группы имеют законченное высшее образование, многие прошли дополнительную подготовку, повышение квалификации, небольшая часть имеет научные степени. 60% живут в столицах и крупных городах. Подавляющая часть этой группы (87%) занята в государственном секторе, на частный же сектор приходится всего 7%. Квалифицированные специалисты - сравнительно высоко обеспеченная группа. В 1993 г. бедных среди них было 8%, а в 1996 г. и вовсе 1%. Зажиточных и состоятельных насчитывалось соответственно 9 и 16%. Индекс самооценки материального положения здесь заметно выше среднего (150 против 120), но существенно меньше, чем у предпринимателей.

"Государевы служилые люди"

Эта группа сравнительно малочисленна и, по-видимому, выделена не совсем удачно, так как многие показатели ее состава и статуса сильно скачут от года к году. Ограничусь средними характеристиками этой группы за 4 года (1993-96). Около половины ее (46%) составляют офицеры разных силовых структур. Здесь 72% - мужчины, треть из которых не достигли 30 лет, пожилых людей очень мало. Высшее образование имеют 40-45%, среднее специальное - 30-35, общее среднее - 25%. Поселенческая структура этой группы урбанизирована, так как речь идет не о полевых офицерах, а о городской части военных, служащих в милиции, военкоматах, ФСБ. Естественно, что почти все они (за исключением частной охраны) заняты в государственном секторе. Материальное положение этой части "служилых" неплохое. Бедные составляют 4%, относительно богатые - 10%, а большинство живут между нуждой и достатком. 46% представителей этой группы попадают в три верхних дециля по доходам. Однако самооценки их материального положения ниже, чем в предыдущей группе. Социальное самочувствие "служилых людей" подвержено резким колебаниям. В 1993-94 гг. его индекс составлял 113, в 1995 г. - 72, а в 1996 г. - 134. Можно предположить, что это было связано с ходом событий в Чечне.

Надо ли изучать средний слой?

Возникает вопрос, стоит ли уделять так много внимания слою, который пока реально не существует и тем более не способен выполнять функции, связываемые с западными средними классами? Думается, что не сложившийся, социально незрелый и разнородный средний слой нашего общества представляет интерес с двух точек зрения. Во-первых, как потенциальный источник формирования (возможно, через два-три десятилетия) реального среднего слоя, а позже и класса, постепенно становящегося гарантом поступательного развития и социальной устойчивости общества. Чтобы следить за развитием этого процесса, важно исследовать социальные качества тех групп, которые составляют сегодня средний протослой России, динамикой их количественного и качественного развития.

Во вторых, и это представляется главным, средний протослой объединяет ту часть российского общества, которая обладает наибольшим социально-деятельностным потенциалом и больше других заинтересована в либерализации общественных отношений. Роль, выполняемая средним слоем в трансформационном процессе, определяется его высоким (для условий России) профессионально-квалификационным потенциалом, способностью адаптироваться к меняющимся "правилам игры", активным участием в преобразовании устаревших общественных институтов, относительно благоприятным материальным положением. В настоящее время, несмотря на свою маломощность, этот слой является и социальной опорой, и главной движущей силой реформ, практическое проведение которых в жизнь осуществляется преимущественно его усилиями.

Если верхние слои воплощают целеполагание и волю общества, то средний слой - носитель энергетического начала и массовой повседневной социально-преобразовательной деятельности. Однако реализуемый курс экономических реформ ставит представителей этого слоя в трудное и невыгодное положение, лишая его возможности нормального становления. Немаловажно и то обстоятельство, что все относящиеся к нему группы несут сильнейший отпечаток советской и российской культуры, в том числе деловой и общечеловеческой этики, столь далекой от западной. Что касается практических выводов, то ставить задачу ускоренного формирования зрелого и эффективного среднего слоя, служащего социальным стабилизатором общества, конечно, бессмысленно. Единственное, что можно и нужно - это, во-первых, создать возможно более благоприятные условия для позитивной социально-инновационной деятельности имеющегося среднего протослоя и, во вторых, рассматривать его динамику в качестве одного из важных показателей эффективности проводимых реформ.


Статья печатается с сокращениями.
С полным текстом можно ознакомиться по адресу:http://www.iet.ru/publics/ch/ch1_2.htm

Т.Заславская, Р.Громова

 
<< Содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий