Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
билеты на лигу европы Купить билеты на футбол. Заказ и доставка билетов на футбольные матчи России и Европы.
 

Частные коллекции - открытия и сенсации

Частные коллекции - открытия и сенсации:
Марк Шагал "Муза. Явление".

Марк Шагал. Муза. Явление

Глухой ноябрьской ночью 1988 года мне не спалось. В двух-местном купе поезда Ленинград-Москва надо мною косым пологом нависал холст размером полтора на полтора метра, натянутый на грубый деревянный подрамник. Вероятно, столяр не был мастером. Он неумело сколотил плохо оструганные планки, которые потрескивали при стуке колес. Если бы знал этот неумеха, какой шедевр был затем натянут на кустарно обработанные деревяшки!

Мы везли в Москву работу Марка Шагала "Муза. Явление", лучшее и редчайшее в мировых частных собраниях произведение великого мастера!

*

Картина "Муза. Явление." Марка Шагала - работа редкой красоты и качества. Она датируется, примерно, 1915-м годами и принадлежит к числу произведений, свет которых освещает каждого с ней соприкоснувшегося. Традиционный сюжет "художник" и его "муза" здесь исполнен такой теплоты, что отличает именно этого художника. Его Муза ступает легко и невесомо, словно клубясь синим небом, светом, чистотой. Синяя птица счастья, она похожа на горячо любимую жену Беллу, год назад родившую Шагалу дочь. "Васильковый", по выражению Андрея Вознесенского, цвет лепит формы пластически мощно и тяжело, оставаясь при этом почти прозрачным. Он как бы даже не окрашивает, а являет себя, мгновенной экспрессией отсылая к "небесному".

Отраженье света небесного играет на черно-белых алмазных гранях холста, палитры, одежды художника. Шагал отбрасывает неопределенность формы, характерную для его работ из серии "Местечек", "Окон", "Любовников"… Он возвращается к сдержанной, почти монохромной гамме довоенного периода, но словно "прокаливает" ее, превращая формы в кристаллы кубизма, заключающие в своей граненной клетке ярость недавних парижских споров об этом направлении в искусстве, завоевавшем весь художественный мир.

Пабло Пикассо и Гийом Аполлинер могли восторгаться этой блестящей победой кубизма, итальянские футуристы смело рассчитывали на Шагала как правозвестника нового искусства и новой жизни, которую этот русский еврей-хасид выученик парижского модернизма попробовал воплощать и на земле. Комиссар искусств Витебской губернии, которым он становится по приказу Луначарского в 1918 году, он готов решительно переделывать мир. Но бескомпромиссный Казимир Малевич вскоре оттеснит Шагала и вместо "свободной мастерской" утвердит академию супрематизма.

Отголоски "Музы" затем еще долго будут часто звучать в других работах Шагала - от росписей в еврейском камерном театре А.Грановского (1920) до витражей, созданных им для Франции и Великобритании (1978).

Шагал прожил 97 лет, до конца своих дней оставаясь художником-кудесником, очарованным чудесами мира видимого, стремившимся постичь, по его выражению, "таинственное четвертое или пятое измерение" и радующим зрителя миражами своих видений.

*

Ранним утром 1988 года картина стоимостью в 15 миллионов долларов была погружена в неотапливаемый "Уазик" и без охраны тихо и незаметно доставлена в особняк Советского Фонда Культуры на Гоголевском бульваре, когда-то принадлежавший городскому голове и коллекционеру Сергею Михайловичу Третьякову. Через месяц ей суждено было пересечь границу , чтобы впервые после 1917 года быть показанной в одном из лучших выставочных залов Италии - Палаццо Реале в Милане на выставке "Русский авангард в частных коллекциях России. 1904-1934".

Успех выставки в целом и этой работы отдельно - был огромен.

Зинаида Константиновна Гордеева - владелица этого шедевра и представить себе не могла, что картина может пользоваться таким успехом в Италии, а затем Великобритании, Франции, Японии и далее везде, как пишут в таких случаях. Еще менее мог предположить славное будущее этой картины Михаил Григорьевич Гордеев, когда в конце 50-х годов получал ее "в нагрузку" к картине другого художника - Ильи Машкова, приобретенной им у вдовы художника.

Точно неизвестно, как работа Шагала попала в мастерскую Машкова. Они не были близки, но нередко оба художника участвовали на одних выставках. Вполне возможно, что после одной из таких выставок, громоздкая работа Шагала осталась на хранение в огромной мастерской Машкова. После революции пути их снова пересекались, уже в связи с преобразованиями художественной системы обучения, в которых художники, при покровительстве Луначарского, принимали активное участие. М.Шагал создавал "свободную мастерскую" в Витебске, а И.Машков реформировал Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Но уже в 1922 году Шагал уехал из России и о работе никто больше не вспоминал.

Все последующие годы "Муза" оставалась в доме Машковых . После смерти Ильи Машкова в 1944 году работа Шагала, формалиста и эмигранта, стала представлять определенную опасность для семьи художника. И к чести Марии Ивановны, надо сказать что она, не любя эту работу, все-таки сохранила ее. Такой поступок в годы сталинского мракобесия, гонений на Еврейский антифашистский комитет, борьбы с космополитизмом, компании по борьбе с формализмом, способствовавшей ликвидации музея Новой западной живописи, был равноценен подвигу. Свернутая, задвинутая в угол, потрескавшаяся, но - не уничтоженная - картина вновь увидела свет уже в наше время.

*

Появление работ такого класса - это всегда большая сенсация в художественном мире.

Хвала коллекционерам, собирателям и их наследникам, спасшим бесчисленные шедевры российских гениев! Презрев голод тридцатых и военных сороковых годов, всяческие соблазны отечественных спекулянтов, а затем, нашествие в 80-е годы западных перекупщиков, предлагавших неслыханные по тем временам деньги, они, нередко с риском для жизни, хранили наше с вами отечественное достояние. Благодаря им, мы теперь вновь можем любоваться спасенными шедеврами на выставках, подобных той, которая с таким триумфом была встречена в разных странах мира.

Валерий Дудаков.

<< >>

Copyright © Все права защищены. 2002 г.

 

     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий