Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
 

Венецианская живопись из коллекции Банка Интеза

Венецианская живопись из коллекции Банка Интеза

Пьетро Лонги (круг). Урок музыки. Около 1760-1770. Холст, масло
Пьетро Лонги (круг). Урок музыки. Около 1760-1770. Холст, масло

От редакции:


Еще несколько лет назад Россия переживала настоящий бум корпоративного собирательства. Едва ли не каждый уважающий себя банк или компания считали своим долгом иметь собственную коллекцию художественных произведений. И некоторым из них удалось за достаточно короткий срок сформировать вполне достойные коллекции. Однако "российский Ренессанс" корпоративного собирательства продлился недолго и закончился в августе 98 года. После де фолта интерес банков и корпораций к коллекционированию заметно угас. Поначалу, конечно, было не до искусства, многие финансовые институты были озабочены собственным выживанием. Но прошло время, и объемы финансовых вложений в спонсорские и меценатсткие программы вновь выросли до уровня, предшествующего августовскому кризису. Однако это никак не затронуло практику корпоративного собирательства, которая осталась на нулевом уровне.


Такое положение трудно объяснимо. Опыт Инкомбанка показал, что грамотные вложения в искусство способны вернуться в трудную минуту с выгодой и отдачей. К тому же, помимо материальной выгоды, занятие коллекционированием открывает прекрасные перспективы для получения высоких моральных и имиджевых дивидендов.


На Западе традиция формирования корпоративных коллекций успешно себя оправдывает. Примером может служить выставка в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С.Пушкина "Поэзия реальности. Картины венецианских художников XVIII века из коллекции Банка Интеза", которая стала прекрасным дополнением к ежегодному фестивалю искусств "Декабрьские вечера".

*

Выставка знакомит с одним из разделов обширного собрания итальянского Банка Интеза, которому принадлежит около 2500 произведений (V в. до н. э. - XX в.) высокого художественного и историко-культурного значения. С 1999 года собрание располагается в залах барочного дворца Леони Монтанари в Виченце, преобразованного в музей, и открыто для публики. Серьезность подхода к подбору, изучению и популяризации памятников выгодно отличает его от многочисленных коллекций такого рода, как правило, мало известных широкому зрителю.

Для показа в Москве была выбрана, возможно, лучшая часть собрания - 27 картин мастеров XVIII века - последнего блестящего периода венецианской живописи. Все работы хорошо известны; они давно стали предметом серьезного внимания со стороны специалистов, многократно публиковались в разных изданиях, экспонировались в Италии и за ее пределами. Теперь на выставке в Государственном музее изобразительных искусств А.С.Пушкина с ними сможет познакомиться и российская публика.

Всего на выставке представлено 16 работ Пьетро Лонги и художников его круга, а также 11 пейзажных композиций, принадлежащих кисти Франческо Гварди, Каналетто, Мариески и других.

Имя Пьетро Лонги - выдающегося живописца, создателя особой разновидности венецианского бытового жанра, виртуозного мастера уличных сцен и бытовых зарисовок - практически неизвестно в нашей стране, так как в российских собраниях нет ни одной работы этого художника. Большинство картин Лонги были приобретены Банком Интеза у наследников известного венецианского коллекционера Джузеппе Салома.

Настоящее имя Лонги - Пьетро Фалька (1702-1785), но в документах, касающихся зрелого периода его творчества, он фигурирует под псевдонимом, происхождение которого неясно. В период обучения он ездил в Болонью, где познакомился с произведениями одного из видных мастеров своего времени Джузеппе Мария Креспи, определившими его дальнейший творческий путь. С конца 1730-х годов Лонги начинает писать полотна небольшого формата, воспроизводя в них незатейливые бытовые сценки. Этого до него в Венеции не делал никто. Картины пользовались большим успехом, их охотно покупала венецианская знать для украшения своих палаццо. Со временем у него появились ученики, последователи и даже подражатели. Несмотря на это, на общем фоне венецианского искусства творчество Пьетро Лонги оставалось явлением в достаточной мере изолированным.

 Пьетро Лонги (круг). Ридотто. Около 1760-1770. Холст, масло.
Пьетро Лонги (круг). Ридотто. Около 1760-1770. Холст, масло

В его картинах словно оживают герои Гольдони, близкого друга художника; возможно, отдельные мотивы и темы для своих картин Лонги подсмотрел в театральных представлениях, однако современников подкупала именно жизненность его искусства. "Кисть, ищущая правды" (реnnеl сhе сегса il vего) - так определил Гольдони суть творчества живописца, которого он считал своим единомышленником. Оба находили своих героев в патрицианском обществе либо среди населяющих окраины Венеции простолюдинов; у обоих в центре "повествования" мы часто видим женский образ. Но на этом, пожалуй, сходство и заканчивается. Одни и те же типы и характеры в творениях писателя и в картинах художника начинают жить по-разному. У Лонги непосредственно бытовой план, острота тонко подмеченной ситуации смягчены, словно подчиняясь царящей в его картинах атмосфере поэтического созерцания.

Шестнадцать картин самого мастера и художников его круга позволяют составить представление о его творчестве и о венецианском бытовом жанре в целом. Наиболее интересна группа из 14 работ, которые еще в XIX веке собрал Джузеппе Салом в своем Палаццо Корнер Спинелли в Венеции. Среди них несколько композиций, связанных между собой тематически и образующих пары - Игра в горшок и Обморок, Шарлатан и "Новый мир", парными также являются картины Пастушок и Пастушка, не входящие в число картин собрания Салома.

Судьба творческого наследия Пьетро Лонги сложилась непросто. Высокие художественные достоинства его произведений долгое время недооценивались. Сегодня он занял видное место в истории венецианской живописи как один из наиболее ярких ее мастеров. Но все же его французские современники пользуются в наши дни несравненно большей мировой известностью.

По-иному сложилась судьба живописцев, посвятивших себя пейзажу. Многие из них, особенно Каналетто, еще при жизни были обласканы славой, перешагнувшей границы Италии. Их работы охотно покупали приезжавшие в Венецию иностранцы, в лице которых художники обретали высоких покровителей. Наблюдаемый в Венеции расцвет пейзажного жанра - уникальное явление в истории мировой живописи. Оно сопоставимо, пожалуй, лишь с тем, какое место впоследствии занял этот жанр в творчестве французских импрессионистов; как и венецианские мастера, они особенно тонко чувствовали поэзию городской жизни. Сравнение с импрессионистами нередко возникало в связи с Франческо Гварди, чьи пейзажи-каприччо свободой и легкостью исполнения, казалось, предвосхищали живописные искания художников последующего времени.

Венецианский пейзаж - явление весьма многообразное; в нем прослеживаются разные направления и стилевые тенденции, отражающие различный взгляд художников на окружающую их жизнь. Особым успехом пользовались так называемые ведуты - изображения городских видов при помощи специального прибора, камеры-обскуры. У истоков ведуты стоял Лука Карлеварис, художник из Удине, работавший в Венеции на рубеже Х\/II-Х\/III веков, а Каналетто и его племянник Беллотто довели это искусство до подлинного совершенства. Использование камеры-обскуры позволяло с документальной точностью воспроизводить на картине тот или иной мотив, оживляя его свободно написанными, уже по памяти, фигурками и жанровыми мотивами. В подобном соединении документальной точности передачи изображенного места и причудливой фантазии художника, умеющего расцветить знакомые уголки города забавными деталями, рождается магическая притягательность венецианской ведуты. И невольно попадая под ее обаяние, зритель начинает ощущать свою сопричастность изображенному.

Виктория Маркова

 
<< Содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий