Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
Такси Мерседес Санкт Петербург Подробнее. . . Заказать такси Mercedes Viano. Закрыть.
 

Ценности от фирмы "Сирин"

Ценности от фирмы "Сирин"

От редакции:
Появление в России нового класса состоятельных и сверх состоятельных людей, кого принято называть "финансовой элитой", создало предпосылки для развития не только новых форм услуг, но и новых производств, ориентированных на уникальность и эксклюзивность производимого продукта. В конкурентной борьбе за внимание покупателя нарабатывался опыт, оттачивалось мастерство. Наиболее интенсивно этот процесс проходил в модной индустрии. Талант и мастерство становились залогом успеха и условием выживания для небольших фирм, возникших на развалинах советской промышленности, ориентированной на поточное производство.

Творческая фирма "Сирин" на протяжении уже нескольких последних лет заставляет говорить о своих работах, как об уникальном явлении на ювелирном рынке России.

 

Творческая фирма "Сирин" существует уже более десяти лет. Это были годы интенсивного образования новых ювелирных фирм и коллективов. Многим тогда казалось, что ювелирное производство верный шаг к финансовому успеху. Это было ошибочное представление, которое привело к исчезновению многих фирм-однодневок. А фирма "Сирин", с ее установкой на творчество, по-прежнему занимает одно из ведущих мест в ювелирном мире. Ювелирные изделия "Сирина" находятся в коллекциях российских и зарубежных ценителей ювелирного искусства. Талант ведущих художниц Татьяны Жарковой и Натальи Нагурной, мастерство ювелиров фирмы - стали залогом качества и успеха.

О том, как сегодня работается художникам в новых экономических условиях, какие тенденции получили развитие в ювелирном искусстве, как влияют на это развитие новый класс "избранных" россиян - обо всем этом мы решили поговорить с художницами фирмы "Сирин" - Татьяной Жарковой и Натальей Нагурной.

*

Вы, как мне известно, работали на самом большом ювелирном предприятии страны - Московском экспериментальном ювелирном заводе (МЭЮЗе), были на хорошем счету у руководства и имели приличную, а главное стабильную зарплату. Но в 1990 году вы вместе с лучшими ювелирами завода ушли с предприятия, образовав творческую фирму - акционерное общество закрытого типа. Что заставило вас столь радикально изменить свою жизнь?

Н.Н. Любое крупное производство, конечно, сковывает художника. План, стандарт, ГОСТ - диктовали свои, очень жесткие ограничения. Но нас это касалось в меньшей степени. На экспериментальном участке МЭЮЗа изготавливалась экспортная продукция - дорогостоящие бриллиантовые броши, колье, браслеты и диадемы, которые демонстрировались на многочисленных зарубежных выставках и конкурсах, а также в наши обязанности входило создание эскизов правительственных подарков и ювелирных украшений для членов ЦК КППС, Политбюро и членов их семей.

Т.Ж. С завода мы ушли вместе с ювелирами экспериментального цеха потому, что наш ювелирный гигант стал рушиться на глазах, как и большинство индустриальных империй России. Мы чувствовали большой творческий потенциал. В это время появился заказ из Оружейной палаты Кремля по разработки подставки для одного из пасхальных яиц Карла Фаберже. Мы получили уникальную возможность дотронуться, в буквальном смысле, до подлинников, хранящихся в музее. Мы держали в руках старинные колты, табакерки екатерининских времен, пасхальные шедевры Фаберже. И это подстегнуло нас на создание собственных эскизов пасхальных яиц. Мы и наши мастера просто загорелись идеей создать свою серию по примеру Фаберже. Но умирающему заводу наши творческие планы уже были не интересны.

Н.Н. Нам очень повезло - перед самым нашим уходом с МЭЮЗа был организован первый ювелирный аукцион, на котором были выставлены на продажу колье, браслеты и броши, которые завод изготовлял на экспорт. Несколько украшений, выполненных по нашим эскизам, на этом аукционе приобрела Оружейная палата Кремля для своих музейных фондов, хотя до этого времени в его запасниках не было ни одной современной работы. Нас тогда это морально очень поддержало, и мы по-прежнему гордимся этим чудесным фактом.

Трудно было начинать собственное дело? Ведь вы уходили не пирожками торговать. Ювелирное производство требует многого - и техники, и материалов, весьма, кстати, дорогостоящих?

Т.Ж. Так трудно, что и вспоминать не хочется. Ни хозяйственного, ни юридического , ни торгового опыта у нас, конечно, не было. Трудностей поэтому было множество. Но энтузиазм в первые годы был невероятный. Первую пасхальную коллекцию мы выполнили меньше, чем за полтора года. Витражные эмали, эмали по гильошированному золоту… Тогда только "Сирин" мог позволить себе такие эксперименты.

Н.Н. И на первой же большой выставке в 1992 году нас заметили, о нас появились первые публикации и первые серьезные заказы.

Кто стал вашими заказчиками?

Н.Н. Заказчики были разные, в основном корпорации и разные организации. Мы разработали и исполнили "Орден Орла", и "Орден белого лотоса - высшую награду Калмыкии, первые нагрудные знаки для фонда "Триумф", эмблему-символ фирмы "Дарин", памятные сувениры для различных банков… В начале 90-х стали появляться и индивидуальные заказчики - тогда у "новых русских" вошли в моду массивные золотые цепи с крестами и ладанками… Теперь такие заказчики уже не появляются.

Т.Ж. За первые пять лет фирмой была создана большая коллекция пасхальных яиц. Мы ее показывали в Австрии, в Швейцарии, в Израиле, в Америке, в Москве и в Санкт-Петербурге. В 1995 году на ювелирном фестивале, устроенном фирмой Де Бирс в Москве наше настольное украшение "Букет ландышей" получило высшую награду "Приз совершенства". А в Петербурге в год празднования юбилея Фаберже фирма получила сразу 4 награды в номинации драгоценные украшения интерьера.

Создание таких произведений процесс трудоемкий? Сколько времени у вас заняло, например, изготовление пасхального яйца "Юбилейное"?

Н.Н. Крупные работы - это всегда коллективный труд. Главным мастером здесь был Сергей Левашов и он работал над ним целый год. Там одних только бриллиантов было 2087 штук. Чтобы их закрепить работали все мастера фирмы.

Какие направления сегодня вы развиваете? В каких жанрах предпочитаете работать?

Т.Ж. Мы определились в своем направлении с момента близкого соприкосновения с ювелирной коллекцией Оружейной Палаты. Возрождение традиций русской классической школы стало нашей главной задачей. Развитие этих традиций остается для нас главным и сегодня.

Н.Н. Мы не делаем копий и всегда привносим в свои работы что-то от своего времени. Иначе и быть не может. Но в целом, мы остаемся в рамках русской "классической" школы. В этой нише мы нашли свое призвание и признание нас, как художников и мастеров.

Т.Ж. Кроме того, именно это, традиционное, направление чаще всего выбирает и наш покупатель. Когда мы работаем на заказ, почти всегда нас просят выполнить какую-то вещь "в классическом стиле". Особенно это характерно при изготовлении дамских ювелирных украшений. Вкусы женщин не изменились. И это свойство не только российских женщин. Многие вещи у нас приобретают зарубежные покупательницы, хотя за границей очень много есть авангардных украшений.

Н.Н. "Классика" имеет необычайно широкий диапазон возможностей для индивидуального самовыражения. Все работы здесь сохраняют отпечаток личности художника. Наши с Татьяной работы, например, так же не похожи, как и мы. Все кто знает нас, легко определит - чья эта вещь.

Как вам работается с индивидуальными заказчиками? Что их объединяет? Насколько их вкусы влияют на вашу работу? И, наконец, кто они - потребители вашего искусства?

Т.Ж. Наши заказчики люди состоятельные и даже очень. Они все очень разные - большинство предпочитают классику, но есть и те, кто предпочитает авангард. Часто их заказы столь необычны, что приходится нам долго ломать голову, как это сделать, чтобы остаться на том уровне качества, который отличает фирму "Сирин". Например, мы долго ломали голову как выполнить настольное украшение для Саудовской Аравии на такой сюжет: пустыня, верблюды, автомобиль и какой-то важный для заказчика символ… А однажды нам заказали для подарка модель паровоза в дорогом оформлении. И, знаете, получилось очень даже красиво!

Н.Н. На мой взгляд, здесь разнообразие типов личностей и количество неординарных личностей больше, чем даже в художнической среде. Поэтому, любые обобщения здесь неуместны. Что же касается их влияния на нашу работу - оно не может быть чрезмерным по определению. Они приходят к нам с некоей очень неясной идеей. Наша задача их идею облечь в ту художественную форму, которую мы считаем единственно возможной. Бывает, что мы что-то недопоняли в их рассказе, тогда мы спокойно расстаемся. Но это никак не отражается на нашем творчестве.

Т.Ж. Люди без вкуса удовлетворяются магазинной продукцией. К нам же приходят те, кто уже осознал ценность "авторской" работы. Они сами профессионалы высокого класса и потому уважают профессиональное мнение. Поэтому они доверяют художнику и не пытаются ему диктовать там, где они сами плохо разбираются.

В каждую новую эпоху с приходом нового класса "состоятельных людей" рождается новый стиль? Можно ли сегодня говорить о стилевых признаках "новых русских"?

Н.Н. Думаю, что об этом говорить несколько преждевременно. Эти люди, как мне кажется, еще не осознали себя как класс. И в моде, и в поведении они ориентируются на уже существующие западные стандарты. Главное на что они повлияли, это на возвращение ценности индивидуального труда. Еще недавно они покупали вещи известных фирм, не утруждая себя поиском чего-то оригинального. Сегодня они начинают больше ценить эксклюзивность и российское производство. Они начали гордится тем, что вещь, которой восхищаются их зарубежные партнеры, сделана российскими мастерами и в России.

Т.Ж. Самое главное, что они привнесли - это новые стандарты качества. Они готовы платить немалые деньги за качество вещей. Будь то автомобиль, костюм или заколка для галстука. Тем самым они стимулируют российских производителей (хотя бы в индустрии моды) быть конкурентноспособными. И даже иностранцы теперь признают за нами большие сдвиги в этом плане. Кстати нам здесь очень помогает прежний опыт работы на заводе, где строгие стандарты ГОСТа не позволяли делать некачественно. Хорошие вещи хороши не только "с лица", но и "с изнанки". И это отличает все работы фирмы "Сирин".

Как вы оцениваете современную ситуацию в ювелирном производстве?

Н.Н. Она не простая. Вначале перестройки в Россию хлынули потоки дешевых азиатских изделий из золота, насытив массовый рынок. Они быстро вытеснили массовую продукцию российских заводов, потому что были дешевле. С тех пор наши гиганты ювелирной индустрии никак не могут оправиться. Потом к нам пришли практически все известные западные фирмы с дорогими вещами. Их и сегодня охотно покупают, прежде всего за имя производителей.

Т.Ж. Наши работы не уступаю им в качестве. Но у российских небольших ювелирных фирм нет такой долгой истории, их имена и брэнды мало известны. Все эти годы мы занимались созданием вещей, а не имиджей. В России нет таких многочисленных, как на Западе, институций, которые бы занимались продвижением российских изделий на российские и западные рынки. У нас нет специализированных выставок. Мало изданий, где бы рассказывалось о лучших производителях и мастерах. Поэтому российских художников еще просто мало знают. Сегодня это самая большая проблема для фирм, вроде нашей.

Н.Н. Например, у фирмы "Сирин" сформировалась прекрасная коллекция драгоценных интерьерных вещей. Подобные работы и на Западе большая редкость. Но нам негде их показать в таком составе. Для них нужны особые залы, вроде музейных. Такие вещи не для павильонов ВВЦ, Сокольников или ангаров Экспоцентра.

Т.Ж. Мы оптимисты. Потому, что уверены - рано или поздно российская элита оценит преимущества российской ювелирной школы. Но лучше, чтобы это случилось не слишком поздно.

*

Стремление "новых русских" к роскоши может проявляться как в "низменной" форме, вызывающей почти враждебное отношение к русским нуворишам и в родном Отечестве, и за границей, так и в форме более тонкой. Оно может служить как во вред, порождая неприязнь, так и во славу своему классу. Союз "денег" и "таланта", как показывает пример фирмы "Сирин", может оказаться той созидательной силой, которая способна возродить славу российских мастеров ювелирного и прикладного искусств. Если к этому будет добрая воля тех, кого мы называем "российской элитой".

Иван Рощин

 
<< Содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий