Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
Кожаные ремни оптом купить Лучшим всегда считался аксессуар, гармонично сочетающийся с остальной одеждой. Наш магазин реализует только качественные кожаные и текстильные изделия, поэтому при выборе ремня или подтяжек, ориентируйтесь исключительно на свои вкусовые предпочтения. Добротные подтяжки и текстильные ремни обладают рядом весомых преимуществ:
 

"Светочи русской культуры"

"Светочи русской культуры"

"Светочи русской культуры" - это название книги, изданной фондом "Классика" при поддержке компании "Лукойл". Издание со многих точек зрения примечательное. Прежде всего, как пример высокой полиграфической культуры. Выбор бумаги, качество печати, макет, обложка с тиснением, золотой обрез - все здесь выдает уважительное отношение к Книге как к таковой, и к ее содержимому.

Данное издание трудно подогнать под какое-то одно жанровое определение. Это не энциклопедия, хотя здесь собраны аннотированные портреты более 200 российских писателей, музыкантов, художников, архитекторов, актеров и режиссеров. Это не художественный альбом, несмотря на то, что в нем представлены работы лучших российских художников с 18 по 20 век в очень качественном воспроизведении. И это не историческое исследование о русской культуре - текстовая часть в нем сведена к кратким биографическим характеристикам представленных в нем персонажей. Она ни то, ни другое, ни третье по отдельности, но все они вместе взятые.

Синтетическая природа жанра этой книги во многом определена ее концепцией - показать русскую культуру "в многообразии и единстве противоположностей". В своем вступительном слове Николай Скатов, Президент Международного Пушкинского фонда "Классика" пишет: "Недаром выдающийся деятель западного культурного мира немецкий писатель Томас Манн как замечательный пример единения отметил "преемственную связь, объединяющую ту удивительную семью великих умов, что зовется русской литературой". И это положение ныне следует расширить, осознав то единение, которое отличает всю удивительную семью русской культуры".

Появление такой книги в другое, до перестроечное, время вряд ли было возможно. Только освободивших от гнета идеологических догм стало возможно "увидеть и представить мир русской культуры в такой широте и непредвзятости, когда в драматическом контрапункте могут быть вместе обозначены Филарет с Добролюбовым, а Маяковский с Гумилевым и В. Васнецов с Маяковским".

Столь широкий взгляд на мир русской культуры обеспечен не только "допущением" в Пантеон великих деятелей русской культуры, кого в прежние времена запрещено было даже упоминать - как Н. Гумилев, А. Платонов, В. Мейерхольд, К. Малевич, М. Ларионов, Н. Гончарова и др. Он подкреплен новыми представлениями о сложной взаимосвязанности культурных процессов на всем 200-летнем протяжении развития русской культуры. "Это прямо связано и с особой ролью, которую сыграло в ее становлении и развитии слово" - пишет Николай Скатов. "Это проявлялось и в постоянном тяготении к литературе в русских музыкальных композициях … и в большей части русской живописи … и, конечно же, в русском театре с особой в нем ролью слова".

Действительно, влияние литературы на всю русскую культуру - неоспоримо. И свидетельством тому могут служить все те же портреты, включенные в книгу. Хотя составители не задавались целью подобрать "фотографически" близкие к иконографии работы, но преобладание именно этого типа портретов здесь несомненно. Для большинства художников - В. Перова, И. Крамского, И. Репина или В. Серова, выявление внутреннего мира портретируемого, передача его сложной психологической природы и настроения были важнее формальных изысков. Шедеврами этого типа портретов, несомненно, являются портреты: Ф. Достоевского (работы В. Перова), М. Мусоргского (работы И. Репина), И. Левитана (работы В. Серова), П. Стрепетовой (работы Н. Ярошенко), В. Мухиной (работы М. Нестерова), С. Коненкова (работы П. Корина).

Более свободно художническое начало проявляется в автопортретах художников. Но и здесь, признанными шедеврами являются те из них, где максимально явлена человеческая сущность автора. Это автопортреты К. Брюллова, И. Крамского, М. Врубеля, К. Малевича, Н. Гончаровой… Во имя человеческой правды одни из них "жертвовали" непревзойденным мастерством в передачи всевозможных фактур (К. Брюллов - автопортрет), другие - революционной смелостью в отношении "реалистичности" изображения (автопортреты К. Малевича, Н. Гончаровой, М. Ларионова), третьи - пристрастностью к определенному типу "иконных" образов (М. Нестеров - портрет В. Мухиной). Поиски "правды" - глубинная и неистребимая потребность русского человека и русского искусства.

Однако не только влияние литературы определило единство русской культуры.

Ее единение не линейно в своем развитии. Прочность этого фундамента обеспечена многоуровневостью культурных и междисциплинарных связей, позволяющих говорить о ее деятелях, как о представителях "единой семьи".

Общеизвестно влияние музыки на искусство поэтов (музыкальность рифм А. Фета, А. Блока, С. Есенина), и на художников (мелодичность композиций В. Борисова-Мусатова, поиски ассоциативных связей изобразительного и звукового ряда А. Скрябина). Иного рода, но не менее прочные и результативные связи обнаруживаются между авангардистскими новациями художников начала ХХ века и традиционным народным искусством русского лубка или иконописи.

Николай Скатов в своей вступительной статье совершенно справедливо выделяет и такой уровень взаимосвязанности русской культуры: "как одновременность на сравнительно коротком историческом отрезке художественных достижений в самых разных ее областях". "При этом, - отмечает Скатов, - четкое и неподдельное национальное начало проявляется и как общечеловеческая природа", явленная, по его словам, "и как духовность, и как душевность".

Все эти особенности так или отразились и в работах, представленных в книге "Светочи русской культуры". И это делает ее "не простым набором портретов выдающихся деятелей русской культуры".

"Здесь творцы русской культуры, увидевшие острым и пристальным взором других ее творцов и, в свою очередь, увиденные ими". "Перекрестные" изображения одного художника другим - отдельная тема для размышлений, предлагаемая данной книгой внимательному ее читателю.

И таких "тем", придающих многосоставность и многоуровневость прочтений, в книге не мало. Например, составители не обошли вниманием такую важную для России тему, как "социальный портрет" российских культуры. "Разнообразие русской культуры - пишет Николай Скатов, - явно связано и с той постоянной подпиткой, которую давала русская национальная жизнь в самом своем широком половодье: от простонародных истоков до высокого аристократизма: крестьяне и поморы, лекари и поповичи, потомственные дворяне и представители династической фамилии отправлялись в мир культуры, создавая общенациональную сокровищницу в самом ее сущностном начале".

Каком? И этот вопрос составители не оставляют без ответа, находя его ответ в понятии "русская интеллигенция". "Интеллигенцию, - писал Глеб Успенский, - надобно понимать вне званий и состояний, вне размеров благосостояния и общественного положения. Интеллигенция среди всяких положений, званий и состояний всегда исполняет одну и ту же задачу. Она всегда - свет, и только то, что светит, или тот, кто светит, и будет исполнять интеллигентное дело, интеллигентную задачу".

"Вот это - пишет Скатов, - и определило суть нашего альбома. "Светочи русской культуры" как своеобразный пучок света, как концентрированное выражение общей духовной энергии России, каждый раз персонально выраженной и представшей в образах ее выдающихся носителей". Лучше и не скажешь! Замечательные слова, замечательная цель!

И совсем не случайно появление в этом альбоме раздела "Меценаты и попечители", редкостного в подобных изданиях. "Многие из них вошли в русскую и даже мировую культуру не только потому, что давали на нее деньги, опекали и поддерживали". Организационные способности, вкус, темперамент и искреннюю любовь к искусству вот то, возможно, самое главное, что привнесли с собой в отечественную культуру российские меценаты -Савва Мамонтов, Петр Щукин, Алексей Бахрушин и другие. Дмитрию Ровинскому, Сергею Шереметьеву, Павлу Третьякову… - были свойственны не только азарт собирателей, но и исследовательский дух ученых, много сделавших для изучения русского искусства. Они были не только удачливыми предпринимателями, но и талантливыми, незаурядными личностями. Их усилиями удалось не только сохранить целые пласты отечественной культуры, но и приумножить ее достижения, создав новый театр, возродив забытые народные промыслы, содействуя художественному образованию, помогая новым молодым талантам. Наконец, они заложили основы традиции, которая сделала славу не только культуре России, но и новому классу российских предпринимателей. Мало кто помнит, каким именно бизнесом они занимались. Эти люди остались в истории России и в памяти потомков за свой вклад в ее культуру.

И уже в новой России, новые предприниматели сегодня заново возрождают традиции меценатства. Примером тому может служить и появление альбома "Светочи русской культуры", который по-своему олицетворяет преемственность русской культуры.

Наталья Давыдова

 
<< Содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий