Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
 

Петр Великий как благотворитель
Петр Великий как благотворитель

От редакции:

Когда речь заходит о благотворительности, то сразу вспоминаются такие классические ее варианты, как дача милостыни встречному нищему. Почему в череде просящих, например, на церковной паперти денежка падает в данную протянутую руку, а не в другую - этого не может объяснить и сам дающий. Ему важен не конкретный адресат, а самый жест дарения, соблюдение ритуала, наполняющее его чувством исполненного долга. И по сию пору приходится нередко слышать, что данный тип отношений - анонимность акта дарения с одной стороны и получения с другой стороны - есть высшее проявление бескорыстного милосердия. Так ли это?

 

Причины столь сложного в экономическом отношении явления, как нищенство, не могут быть исчерпаны несколькими словами: оно требует целого исследования. Но, не касаясь общих причин нищеты, присущих любой стране и любому времени, обходя причины, породившие исключительно русское нищенство, я позволю себе указать на то, что характер самой древнерусской, допетровской благотворительности способствовал развитию нищеты: благотворительная помощь оказывалась, главным образом, в виде "ручной" милостыни, наивреднейшей формы благотворительности, носящей в себе элементы случайности и безразборчивости и неминуемо влекущей за собою появление профессионального и притворного нищенства; трудовая помощь почти не применялась; предупредительная благотворительность была развита слабо; репрессивные меры отсутствовали; наконец, не было столь необходимого объединительного органа в благотворительной деятельности. Словом древнерусскую благотворительность можно охарактеризовать такими же выражениями, в каких английский писатель ХVII века Фуллер в своей Church History (1656 г.) отзывается о средневековых аббатствах: "их гостеприимство было ложным милосердием", они "кормили тех бедных, которых они сами же создавали".

*

Петру Великому осталось тяжелое наследство: сильно распространенное нищенство, что признается почти поголовно всеми исследователями древнерусского быта, и неправильно поставленная благотворительность, развившаяся в одном направлении.

Деятельность венценосного гения труда должна была, прежде всего обратиться к искоренению притворного и профессионального, обращенного в род ремесла, нищенства. С беспощадной жестокостью, неизвестною до того времени русскому законодательству, начинают вводиться репрессивные меры: указом от 30 ноября 1691 года девятнадцатилетний Петр предписал за "притворное лукавство" в "нищенском образе" строго наказывать виновных - "бить кнутом и ссылать в Сибирь"; указ, по-видимому, не всегда точно приводился в исполнение, чем и возможно подтвердить его подтверждение новым указом от 14 марта 1694г.; но с другой стороны не оставался он и мертвою буквою: так в канцелярию полицмейстерских дел 4 ноября 1722 года был приведен некто Иван Столяров, который, "стоя при церкви Исакия Далмацкого, просил милостыню", за что и был "бит морскими кошками нещадно"; в таком же проступке прошения милостыни был 1724 году уличен не имевший "покормежного письма" Иван Морозов; Морозов был наказан плетьми, а покормежное письмо было ему выдано до 1 ноября 1824 года. Последнее свидетельство в особенности ценно: оно как будто указывает на уступку, сделанную царем для нищих, просящих милостыню, и доказывает, что таковую мог просить лишь нищий снабженный покормежным письмом, которое выдавалось лишь на известный срок, в течении коего предполагалось, вероятно, возможность для просящего милостыню найти себе работу и ею обеспечить себе существование.

Прошение милостыни и подача таковой были запрещены. Согласно указу от 1718 года, милостыню надлежало пересылать в богадельни, а за подачу милостыни налагался денежный штраф, в первый раз - в пять рублей, а во второй - в десять рублей; указ подтвержден 16 ноября 1720 года. Запрещение прошения милостыни коснулось также заключенных в тюрьмах; за выпуск их для сбора подаяния указом от 1711 года предписывалось виновных ссылать в каторгу, но через одиннадцать лет, как бы осознавши строгость изложенного распоряжения, Петр Великий издает указ (от 17 октября), коим разрешалось отправлять за милостынею из одной и той же тюрьмы по одной "связке колодников", а из тюрем с большим числом заключенных по две и даже по три "связки", употребляя для "связок" длинные цепи, "с примеру того, какие на каторгах учинены". Конечно, для русской жизни, где издавна была столь сильно распространена ручная милостыня, где тюрьма получила эпитет "богаделенной", упомянутые распоряжения Петра Великого следует признать весьма замечательными; ими в корень подрывался весь строй прежней благотворительности, и благотворительность должна была выйти из узкой сферы религиозной добродетели в более широкие рамки политико-экономической обязанности. Но указы с запрещением милостыни не встретили сочувствия и одобрения среди современников; даже Посошков, передовой ум тогдашнего общества, выражался об этом законе в том смысле, что он "учинен не весьма здраво", и что наложением штрафа за подачу милостыни "никогда не унять" нищенства, "да и невозможно унять", так как "то положение и Богу не без противности; Бог положил предел, т.е. закон, что давать милостыню, а судьи наши за то штрафуют".

Следует заметить, что понятие запретительных мер против ручной подачи милостыни не является новым явлением во всеобщей истории благотворительности: ордонансом 1350 года предписывалось нищим и бродягам Парижа найти в течение трех дней какое-либо занятие, или же оставить столицу; виновных в неисполнении этого распоряжения наказывали в первый раз четырехдневным тюремным заключением, во второй - выставлением к позорному столбу, в третий - выжиганием на лбу раскаленным железом клейма; в Англии, по статуту Эдуарда VI от 1547 года, человека, уличенного в прошении милостыни в течение трех дней, отдавали на два года в рабство тому лицу, которое донесло властям о его поступке, на груди же нищего выжигалась начальная буква W слова wagabond; Людвиг ХVI в 1662 году запретил частные подаяния на улицах.

Панорама с видом на Стрелку Васильевского острова, фото А. Ярославцева
<< Содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий