Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
Эльфы SCHLEICH Шляйх История бренда (и немного про немецкий язык) Фирма Шляйх носит название по фамилии своего основателя, Фридриха Шляйха, который зарегистрировал ее в 1935 году в Германии. Серийный выпуск пластиковых фигурок животных начался в 1960-х годах, производство фигурок Schleich активно развивается и уже смело можно говорить, что бренд Schleich известен во всем мире.
 

Благотворительные фонды – «пятая колонна» или «опора общества»?
Благотворительные фонды – «пятая колонна» или «опора общества»?
 

От редакции

Российский некоммерческий сектор состоит сегодня из многих организаций, различающихся как по масштабу и структуре, так и по роду деятельности. Общее количество организаций некоммерческого сектора сегодня приближается к 500 тысячам, в них занято до двух миллионов работников, а ежегодный оборот финансовых средств в этом секторе составляет сотни миллионов долларов. ( Для сравнения - по различным данным к началу XX века в России было от 11 до 14 тыс. благотворительных обществ и заведений).

Вместе с тем, согласно многочисленным социологическим исследованиям, российские граждане слабо представляют себе, что такое «некоммерческие организации», «фонды» или «доноры», но при этом относятся к ним с большой долей недоверия.

 

С другой стороны, очевидно, что и социальная, и образовательная, и культурная сферы нуждаются, помимо государственных средств, в дополнительных источниках финансирования. А ввиду предстоящих в этих сферах реформ, вопрос о внебюджетных источниках финансирования приобретает особую остроту.

Проблемы российской благотворительности теперь обсуждаются на заседаниях Правительства РФ, Государственной Думы и Совета Федерации. Темы «благотворительности» и «благотворительных фондов» неоднократно затрагивал в своих выступлениях и Владимир Путин. Выступления и оценки последнего вызвали неоднозначную реакцию в обществе и стали предметом оживленной дискуссии. Мы тоже сочли своим долгом включиться в обсуждение этих тем.

*

Не секрет, что отношение общества и его «ключевых» групп к благотворительности российского и западного бизнеса и к благотворительным (или донорским) фондам в России носит отчетливо выраженный противоречивый характер.

Мнения в оценке деятельности благотворительных организаций нередко расходятся до прямо противоположных.

  • «Что такое сейчас благотворительность в России? - Каша из чистоты и лицемерия. Может, это одна из самых лицемерных сфер нашей жизни. Да, помогаем бедным. А с другой стороны, прикрываем этим самообогащение. На одном полюсе полное бескорыстие, на другом - наглый коммерческий интерес».
  • «Российский некоммерческий сектор, интенсивно развиваясь в последние годы, превратился в силу, способную оказывать значительное влияние на экономические и социальные процессы. Многие ННО благотворительную деятельность осуществляют на нефинансовой основе, но большинство  привлекают для этих целей из различных источников финансовые и другие ресурсы суммарно в объеме исчисляемом в миллиардах долларов в год. Количество граждан и структур, осуществляющих благотворительную деятельность, получателей помощи, объем ресурсов благотворительного сектора свидетельствует, что она уже является серьезной составляющей экономической и социальной политики государства».
  • "Пятая" колонна в России, конечно же, существует…. Это многочисленные общественные организации, существующие на зарубежные гранты, с помощью которых оплачена их деятельность по идеологическим диверсиям, подрыву доверия к товарам и продуктам отечественного производства, экологическому шантажу и пр.»
  • «Благотворительные балы, марафоны, конкурсы и тому подобные мероприятия приобрели статус светских, стали проводиться под патронажем и в присутствии первых лиц региона. Часто власти сами инициируют подобные мероприятия. Цель мероприятия - поиск путей дополнительного внебюджетного финансирования государственных структур. По инициативе органов власти создаются специальные фонды, чаще всего используемые для перераспределения ресурсов или для «законного» повышения уровня жизни той или иной категории госслужащих (например, фонды поддержки работников правоохранительных органов). … Бюрократический «плановый» подход к благотворительности фактически является попыткой сделать процесс бюджетозамещающим или бюджетодополняющим. Власти любого уровня предпринимают попытки «возглавить процесс» или, на худой конец, получить контроль над ним при помощи административно-запретительных мер».
  • «Осознание нашими руководителями учреждений культуры того, что надо неизбежно привлекать средства из альтернативных государственному бюджету источников, в том числе из благотворительных фондов, уже произошло, и они в большинстве своем начинают нащупывать способы работы по этим каналам финансирования. Эта деятельность весьма неоднородно развивается в разных уголках России. Признанными лидерами являются Москва и Санкт-Петербург. Очень разнообразна ситуация в российских регионах. Так, например, небольшая по размерам Чувашия получила в 1998-2001 гг. от Института "Открытое Общество" (Фонда Сороса) грантов на сумму 12 млн. долларов, а Волгоградская область - на 1 млн. руб.».
  • «Создание общественных объединений имени конкретного кандидата и систематическое проведение от их имени благотворительных акций - испытанный инструмент политического PR. Не без помощи благотворительного фонда «Полярная звезда», созданного за год до выборов на Чукотке, его президент Роман Абрамович вначале стал депутатом Госдумы, а потом и губернатором Чукотского округа. … Общественный благотворительный фонд кемеровского губернатора Амана Тулеева «Возрождение» существует с декабря 1996 года. За время работы фонд открыл или помог на свои средства открыть в Кузбассе шесть детских домов, пять домов-приютов. В справке о результатах проверки налоговой инспекции формирования доходов благотворительного фонда «Возрождение» сказано: «При наличии постоянной задолженности по платежам в бюджет ряд предприятий перечислили денежные средства в благотворительный фонд».
  • «Несмотря на то, что современные институты благотворительности, меценатства и спонсорства в России постепенно развиваются, этот процесс проистекает, к сожалению, достаточно медленно. В настоящее время эти источники финансирования покрывают не более 2% расходов организаций сферы культуры и искусства. По данным социологических исследований, на театральное искусство приходится 38%, на музыку - 30%, на музеи - 10%, на издательскую, выставочную и прочую деятельность - 22% от общего объема спонсорской помощи. При этом разовая помощь составляет 69%, в то время, как постоянная - лишь 31%. Однако, неоспорим тот факт, что у "доноров" отечественной культуры и искусства огромное будущее».
  • «История с покупкой образования подобна приватизации, когда предприятия, стоящие миллиарды, начинали контролироваться будущими олигархами за несколько десятков тысяч, потраченных в нужное время и в нужном месте. …Сейчас западные фонды в России таким же образом нацелены на систему внешкольного воспитания. ….. Например, в Карелии. Только вы посмотрите, чем они там занимаются! Поголовное скаутское движение (не русское, а прозападное)».
  • «Благотворительные фонды, к сожалению, стали использоваться для различного рода финансовых махинаций. Такого рода злоупотребления, особенно связанные с предоставлением различного рода персональных налоговых или таможенных льгот, характерны для середины 90-х годов. Наибольший резонанс имело огромное количество финансовых нарушений, выявленных Счетной палатой РФ в результате проверки эффективности использования различных налоговых льгот, предоставленных Национальному фонду спорта. Этот и другие многочисленные примеры, активно муссируемые прессой, не могли не повлиять на формирование негативного имиджа благотворительности у значительной части общества».
  • «На заседании Совета при президенте РФ по науке и высоким технологиям была сделана очередная попытка добиться, чтобы государство выдало налоговые льготы благотворителям. Попытку предпринял нобелевский лауреат коммунист Жорес Алферов. Выступая на заседании, он посетовал на то, что с каждого рубля, который созданный им благотворительный Фонд науки и образования (в него лауреат пожертвовал половину своей премии) выплачивает в виде стипендий учителям, студентам и вдовам ученых, взимается 51 копейка налогов. Жорес Алферов предложил освободить от налогов не только его благотворительный фонд, но и вообще все благотворительные фонды, созданные лауреатами Нобелевской премии. Однако президент Путин, комментируя это выступление, дал понять, что раздачи льгот благотворителям даже в честь получения ими Нобелевской премии в ближайшее время не видать. «Мы имеем негативный опыт использования благотворительных фондов для ухода от налогов».
  • "В нашей стране существуют и конструктивно работают тысячи гражданских объединений и союзов. Но далеко не все они ориентированы на отстаивание реальных интересов людей. Для части этих организаций приоритетной задачей стало получение финансирования от влиятельных зарубежных фондов. Для других - обслуживание сомнительных групповых и коммерческих интересов. (...) они просто не могут "укусить руку", с которой кормятся…» (Владимир Путин)

* * *

Преобладание негативных оценок практики работы фондов в России не стало неожиданностью. Оно отразило крепнущее настроение последнего времени в отношении к российской благотворительности в целом. « Сейчас эта тема находится на острие диалога о правах и ответственности в обществе "- справедливо считает Ольга Алексеева, экс-директор российского представительства британского фонда CAF.

Новейшая история российской благотворительности насчитывает чуть более 15 лет. Пятнадцать лет по историческим меркам срок невелик, и, тем не менее, о российской благотворительности уже можно говорить как о состоявшемся явлении. Уместно вспомнить, что: «Западу потребовалось 500 лет для развития системы правил, норм поведения и общественных институтов» (Д.Норт, лауреат Нобелевской премии по экономике за 1993 г .).

Нельзя не признать, что благотворительное движение, как сугубо общественное явление, не осталось в стороне от перипетий постперестроечного периода развития России. Оно больно болезнями своего общества и своего времени. И это рождает определенный скепсис и недоверие к этой сфере деятельности.

Понятно, что доверие не придет само собой, особенно в стране, «где в этом смысле не просто целинная почва, а десятилетиями отравляемый ядом всеобщей взаимной лжи и лицемерия грунт с чудом сохранившимися оазисами добросердечия и отзывчивости». Очевидно и другое – что в условиях сокращения бюджетных инвестиций без усилий общественности и общественных и благотворительных организаций уже невозможно представить существование культуры, науки, образования.

Итак, благотворительные фонды – «пятая колонна» или «опора общества»? От ответа на этот вопрос зависит - как будет развиваться российская благотворительность в ближайшей перспективе.

 
<< содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий