Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
Информацию о благотворительной деятельности Вашей фирмы в поддержку культуры Вы можете направить сюда. Предложения, отзывы и замечания Вы можете направить WEB-мастеру или в редакцию
 
Добавьте наши баннеры
 
 
Наши партнеры:
 
Новостной проект для менеджеров культуры «Наследие и инновации»
 
Институт культурной политики
 
Агенство социальной информации
 
Форум Доноров
 
Национальный  фонд Возрождение Русской Усадьбы
 
Разработка грунтов www.drsu-77.ru © 2014. ДРСУ-77. Дорожное Ремонтно-Строительное Управление-77.
 

Некоммерческие фонды и становление гражданского общества

Некоммерческие фонды и становление гражданского общества

 

Чем особенно привлекателен вклад, который способны сделать зарубежные общественно-политические фонды в России? Действительно ли он позитивен, или он несет в себе некоторое вторжение чужой культуры? Своеобразный подкуп российского научного сообщества и политического истеблишмента? Раз речь идет о фондах и финансах, не подразумевает ли это некое новое унижение страны и намек на российское безденежье? Эти и подобные вопросы задают себе многие, в особенности, когда деятельность иностранных фондов становится ощутимо зримой и наводит на мысль об угрозе недружественного присутствия. Фонды способны привлекать к себе общественное внимание, и если его оказывается слишком много, ситуация, как это было не раз с фондом Сороса, способна мифологизироваться и накаляться.

Общественные фонды – хрупкий социальный институт, постоянно находящийся под угрозой злоупотребления, ибо деньги – инструмент, стремящийся к самовозрастанию. Злоупотреблений в том или ином виде можно ожидать и от отечественных и от зарубежных фондов, коль скоро им не удается удержаться в рамках той бескорыстной идеи спонсорства, на которой зиждется сущность фондов.

* * *

Поставленный вопрос побуждает глубже задуматься о цели и социальных функциях фондов как социальной системы, как органической части жизнедеятельности общества. Я позволю себе поразмышлять о двух аспектах такой постановки вопроса: о том значении, которое имеет опыт зарубежных фондов для России и о проблемах, которые встречает Россия на пути к построению современной системы общественных фондов.

В общем и целом вклад зарубежных фондов заключается не столько в финансовых вливаниях в российское общество и культуру, но в тех «ноу хау», которое современное демократическое общество всегда готово транслировать вовне. Современное общество является одновременно постиндустриальным обществом, обществом услуг, обществом постмодерна, обществом информации и знаний: всем тем, чем России предстоит стать. В области общественной жизни специфика современного общества заключается в том, что основным актером в сценариях его сюжетов является не власть, как было прежде, а институты гражданского общества, некоммерческого сектора, а сами сценарии описывают свободный коммуникационный обмен и обратную связь между секторами политики, экономики, СМИ. Ю.Хабермас называет это общество также «обществом дискурсов»: посредством конференций и ни к чему не обязывающих дискуссий в прессе политики и эксперты «выходят» на решения, которые действительно удовлетворяют все слои общества, и происходит гармонизация общественных секторов.

Российские эксперты не часто говорят о том, что Россия страдает не только от недостатка экономической модернизации, но и от отсутствия модернизации в общественном секторе – от неразвитой общественной коммуникации. В России непозволительно мало конференций, круглых столов, слаба общественная дискуссия. А уж причины и следствия этого многообразны: замкнутость университетов и слабость гуманитарного образования, отсутствие ощутимой спонсорской поддержки как со стороны бизнеса, так и со стороны государства, разобщенность регионов и отсутствие традиции и культуры общественной дискуссии. Проводя конференции и круглые столы, зарубежные фонды вносят современные стандарты в то, как общество должно распоряжаться своим знанием и культивировать его.

Международная статистика фиксирует факт, в который трудно поверить человеку, выросшему в стране социализма. Сегодня средства, которые идут в сферу образования, науки, культуры, здравоохранения, поддержание инфрастуктуры «информационного общества» существенно ниже, - в процентном отношении, к национальному валовому продукту, - тех величин, которые имеют развивающиеся государства мира, относящиеся к категории «переходных государств»: Турции, Бразилии, Аргентины, ЮАР, не говоря уже о таких странах, как Израиль, Южная Корея, государства Центральной и Восточной Европы. Это в стране, в которой эти величины традиционно были самыми высокими в мире. То, что при этом все еще существует широкодоступная система образования и здравоохранения – социальная несообразность, которая может стать для России «шансом», но может и оказаться «историческим недоразумением» и со временем сойти на нет. Финансирование и материальная доля, которая выделяется в обществе на то, что можно обозначить как «инфраструктуру общества знания», соответствует месту и значению, которое общество реально придает в этой сфере. Поэтому любые финансовые вливания зарубежных фондов в российскую науку и культуру помогают поддержать баланс и сохранять «историческое недоразумение». Тем не менее, без радикального переструктурирования общественного продукта, без развития социального государства и традиции спонсорства шансов на выживание и модернизацию этой сферы у российского общества нет. Фонды в России, как правило, сами ищут средства, а не занимаются их перераспределением.

Многие зарубежные фонды предоставляют стипендии для продолжения образования и молодых ученых. Нет сомнения в том, что эти стипендии благотворны для стипендиатов лично: они дают возможность получить качественное европейское образование и позволяют на несколько лет отвлечься от материальных проблем, посвящая себя науке. Но для общества важнее тот эффект, который возникает благодаря культурному обмену молодежи и знакомству со стандартами образования в разных странах. Позитивно само то, что у молодых людей появляется возможность общения с представителями самых разных культур. Расширяется кругозор, воспитывается открытость к другим культурам; знакомство с иными традициями и культурами позволяет выйти из плена собственных традиций, получить некоторую свободу по отношению к границам, задаваемым собственным обществом. Это полезно и для немецкого общества, где в университетах учатся до 25 % иностранных учащихся, около 10% немцев осуществляют учебу за границей.

Проблемы становления системы финансирования некоммерческого сектора в России

Присутствие иностранных фондов полезно для России также с той точки зрения, что знакомит с международными стандартами деятельности подобных фондов. Идея фонда заключается в аккумулировании средств на определенных направлениях, для поддержки определенных общественных инициатив. Они являются посредствующими звеньями между разными подсистемами общества – бизнеса, который создает общественный продукт, государства, которое изымает часть этого продукта на общественные нужды, и «третичным сектором» - гражданским обществом и его организациями, с другой, которые сами не могут создавать или изымать материального продукта, но столь же необходимы для жизнедеятельности общества. Фонды – места, куда некоммерческие организации должны адресно обращаться для поиска поддержки своих инициатив. Фонды организуют конкуренцию общественных инициатив, благодаря которой реализуются самые ценные и эффективные проекты. Фонды осуществляют контроль над качеством и использованием выделенных средств, т.е. функции, исполнение которых бизнес-структурами и государством были бы неэффективны.

Авторитет фонда с точки зрения «финансодателей» базируется на том, действительно ли эффективно используются средства, выделяемые бизнес-сообществом и государством. Только фонды способны усвоить «потоки» этих средств, организовать их постоянное «переваривание» на систематическом уровне. Авторитет фонда с точки зрения «грантоискателей» определяется как тем, какие средства удается аккумулировать фондам, так и тем, действительно ли фондам удается создать равную конкурентную среду для соревнования инициатив. Отсутствие равноудаленности лишает некоммерческие организации стимулы напрягать усилия для борьбы, и в конечном счете ведет к их исчезновению. Существование фондов помогает систематизировать деятельность некоммерческих организаций, сделать поиск средств для существования реальным и достижимым, в сравнении с тем, как если бы им пришлось искать источники денег среди неструктурированного и необозримого множества потенциальных «деньгодателей». Авторитет фондов имеет еще одну сторону: с точки зрения общественности фонды независимы как от «финансодателей», так и от «грантополучателей». Средства, которые проходят через фонды, получают в глазах общественности «очистку» от коммерческого интереса. Они становятся действительно «общественными средствами», инвестиции в них превращаются для «финансодателей» в истинный бескорыстный «социальный капитал».

Если посмотреть на дело с точки зрения нормативных функций, которые фонды должны выполнять в обществе, в России отсутствует система фондов, которая есть в современных развитых странах. Принципиальным препятствием к тому, чтобы она сложилась, является отсутствие в налогообложении достаточных льгот, которые бы стимулировали благотворительную деятельность. В докладе ЭПИцентра 2001 г . «Некоммерческий сектор в России» приводится далеко не благоприятное для России сравнение с европейскими странами в вопросе о ресурсах, направляемых в некоммерческий сектор в европейских странах: «В отличие от России в большинстве развитых европейских стран государство предоставляет некоммерческим организациям благоприятный налоговый режим… Даже поверхностный анализ налоговой политики по отношению к некоммерческому негосударственному сектору свидетельствует о том, что в России не существует унифицированных налоговых правил, учитывающих особенности некоммерческих организаций, деятельность которых направлена на достижение общественного благополучия. Поэтому НКО облагаются практически всеми налогами и вынуждены доказывать свое право на получение отдельных льгот… Существующая налоговая система вынуждает многие честные организации балансировать на грани закона и в то же время не ставит барьеры на пути злоупотреблений со стороны нечистоплотных дельцов, так как отсутствует необходимая степень прозрачности финансовой отчетности НКО и адекватные возможности для государственного и общественного контроля» (Доклад Эпицентра, М., 2001, стр. 21).

Причиной, почему некоторые льготы, отчасти присутствовавшие в российском налоговом законодательстве до 1999 г . («Закон о налоге на прибыль некоммерческих организаций»), исчезли, является слабость системы некоммерческих организаций. Общественные фонды до сих пор являются скорее эпифеноменами, несущими – если смотреть на конечный результат – скорее функции «предоставления услуг» или «отмывания доходов», чем поддержки общественных инициатив. Строки из того же доклада: «Отдавая должное определенным достижениям некоммерческого сектора, особенно в решении социальных проблем общества, приходится констатировать, что в настоящее время он работает в условиях сокращающегося финансирования, ограниченных человеческих ресурсов, скудной материальной базы, иначе говоря - на износ. Сложившееся положение в первую очередь связано с тем, что эта сфера по-прежнему не воспринимается как необходимая, неотъемлемая часть экономической системы демократического общества» (с. 11).

Система российских общественных фондов, как она сформировалась на сегодня, имеет ряд принципиальных недостатков. Во-первых, фонды в своем абсолютном большинстве, за некоторым исключением (напр., «Российский фонд фундаментальных исследований» и некоторые другие), мелкие. Они аккумулируют лишь небольшие средства и с величайшими трудозатратами. Вследствие этого не срабатывает экономический эффект от редуцирования структуры распределения средств: множество некоммерческих организаций продолжают искать средства у множества маленьких фондов, которые ищут их у множества коммерческих организаций.

Во-вторых, российские фонды, как правило, не способны обеспечить равноудаленность и конкурентную среду у грантоискателей. Они становятся «кормушками» для ограниченного числа определенных клиентелл. Это ведет к медленному «вымиранию» остальных кандидатов и исчезновению конкурентной среды в сфере общественных инициатив. Подобный порядок делает фонды «излишним звеном» в цепочке между финансовым источником и грантополучателем, ибо исчезает поле для собственной «работы» фонда.

В-третьих, крупные и реально существующие российские фонды остаются эпифеноменами, которые за ширмой общественной благотворительности являются ничем иным, как каналом «финансодателей» для увеличения своего властного или финансового ресурса и, таким образом, для эксплуатации общественности в собственных эгоистических целях. Даже если не брать во внимание грубые механизмы «отмывки капиталов», возможность для финансодателей инструментализировать фонды и добиваться финансирования именно тех проектов, которые им интересны, придает простому коммерческому интересу (или властному интересу) ореол бескорыстной деятельности. Обычный случай, когда фирма выделяет «средства на благотворительность» для строительства церкви по «просьбе уважаемого человека» иллюстрирует, собственно, право фирмы «инвестирования в связи». Фирма имеет право не заниматься благотворительной деятельностью вообще, у нее другое назначение. Но подобная формула, реализуемая через фонд, является завуалированной взяткой, использованием общественного института (каким является фонд) в частных целях.

Не следует думать, что от подобных трудностей и соблазнов и нарушений лишены иностранные фонды. Однако доказательством того, что у них получается лучше, является простой факт: в этих странах существуют льготы для фондов, эта система реализована там как историческая реальность. В России система фондов была законодательно введена, но не прошла проверку временем. Лишение льгот фактически отменило идею фондов как посредников для эффективного распределения общественных средств.

Сосуществование в России отечественных и зарубежных фондов создает в некотором смысле напряженную, но конструктивную ситуацию конкуренции систем, побуждая российские фонды ориентироваться на международный стандарт. И для долгосрочной цели становления собственной российской системы труднее придумать более прочную и надежную опору.

 

Константин Костюк

<< содержание >>
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий