Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
 
Продажа, сервис, ремонт роботов пылесосов iRobot Roomba (Айробот Румба) в России Только роботы- пылесосы iRobot Roomba имеют уникальный, запатентованный щеточный узел, состоящий из 2-х щеток: резиновой и ворсяной. Двигаясь в противоположных направлениях, они действуют как совок и веник - резиновая щетка поднимает и подбрасывает мусор, а ворсяная - заметает его, направляя в мусоросборник. Высокое качество роботов-пылесосов Roomba и Scooba подтверждает опыт эксплуатации потребителями во всем мире, включая Россию.

Читальный зал
Безвозмездно, значит, не даром

Махинации под видом благотворительности привели к сокращению гуманитарной помощи из-за рубежа 

Известный российский хоккеист Игорь Ларионов по доброте душевной собрал в Америке для воспитанников российских детских спортивных школ партию дорогостоящих хоккейных форм, оборудование для тренировок и направил всю эту благотворительную амуницию в Москву. Но до адресатов она не дошла – «уехала» обратно в Америку, так как на таможне за нее потребовали заплатить немыслимые пошлины.  

Эту историю в интервью «Российской газете» рассказала недавно глава детского фонда «Республика спорт», жена министра по физической культуре и спорту Лада Фетисова. А позже сообщила, что фонд практически отказался от безвозмездной помощи зарубежных коллег и друзей. Выяснилось, что такая ситуация типична. Как сказали «РГ» в российском представительстве крупнейшей международной благотворительной организации «Армия Спасения», здесь тоже вынуждены полностью перейти на «внутренние ресурсы». Между тем за границей желающих помочь российской бедноте, например, одеждой, обувью и лекарствами, меньше не стало, чем это было в середине 90-х годов на пике расцвета благотворительности.  

Другое дело, что возможности теперь не те. Несколько лет назад принято решение оставить таможенные льготы только для тех благотворительных товаров, которые официально признаны гуманитарными. То есть теперь мало заявить о том, какой груз везешь, необходимо получить удостоверение специальной комиссии. А за все остальные товары, собранные зарубежными дарителями бесплатно, но не имеющие «мандата», при пересечении нашей границы приходится платить втридорога - таможенные пошлины и сборы «утяжеляют» такие грузы как минимум на 30-40 процентов.  

Почему же так поменялась политика государства по отношению к беспошлинному ввозу благотворительных товаров в Россию? Во-первых, как объяснил корреспонденту «РГ» авторитетный источник в правительстве, уже пять лет международное сообщество не рассматривает Россию как страну с чрезвычайной гуманитарной ситуацией. Да и сами мы себя таковыми больше не считаем. Именно поэтому благотворительные грузы по линии правительства к нам больше не поступают. Если раньше Россия постоянно заключала соглашения об оказании гуманитарной помощи со многими странами мира, то после 2001 года ни одного документа подписано не было.  

Во-вторых, получением и распределением гуманитарной помощи теперь, как правило, занимаются благотворительные организации. А государство только регулирует ее «льготное» поступление в страну, оставив для этого одно мало кому известное окошко - Комиссию по вопросам международной гуманитарной и технической помощи при правительстве РФ под председательством заместителя премьера Александра Жукова. Она была образована в августе 2004 года. И одна из главных целей комиссии - переориентировать зарубежных благотворителей в техническую и научную сферы, что для России сегодня гораздо важнее, чем бесплатная одежда, обувь и другие потребительские товары. Состоит комиссия из высокопоставленных чиновников различных министерств и ведомств. Собираются они раз в месяц: рассматривают заявки, выдают специальные удостоверения, подтверждающие на таможне статус груза как гуманитарной помощи.  

Такие заседания очень часто сопровождаются жесткой полемикой, но в конечном итоге все решается голосованием. Например, Комиссия не признала гуманитарным грузом подержанный церковный орган, который лютеранская церковь из Германии безвозмездно передала лютеранской церкви в одном из областных городов России. Казалось бы, благое дело. И государство поддерживает религиозные организации. И верующие люди небогатые. Но тем не менее орган прошел границу с уплатой всех таможенных платежей. В такую же историю попала польская благотворительная организация, которая хотела подарить одному из детских домов России подержанный «Фольксваген». Но Комиссия не подтвердила «гуманитарность» груза. Был случай по «проблемному» трактору-вездеходу стоимостью около 30 тысяч евро, который презентовала Валаамскому монастырю одна из благотворительных зарубежных организаций. Трактор современный, многофункциональный, мог бы перекопать все монастырские земли. Но Комиссия отказала в выдаче удостоверения. 

И все же, как определяется, какую помощь можно брать, а какую нет и почему? Этот вопрос корреспондент «РГ» задала заместителю председателя Комиссии, директору департамента минздравсоцразвития Анатолию Осадчих. По его словам, гуманитарными грузами согласно Закону о безвозмездной помощи Российской Федерации сегодня считаются только жизненно необходимые товары. Например, продукты, одежда, обувь, медикаменты, медицинские изделия, которые везут для малообеспеченных и социально незащищенных слоев населения.  

Кажется, все прозрачно. Главное - подтвердить статус получателя как особо нуждающегося. Видимо, эту тонкость не все благотворители уловили. Не так давно знаменитый на весь мир русский баскетболист Андрей Кириленко тоже решил сделать подарок для спортивной школы в Санкт-Петербурге, в которой когда-то учился. Он обратился в Комиссию с заявкой, в которой просил ввезти в Россию партию спортивных товаров без уплаты таможенных платежей. Ему сначала отказали. Но когда руководители спортивной школы составили список детей из малообеспеченных семей, заверили его в органах соцзащиты Санкт-Петербурга, груз был признан гуманитарным. И обновки получили те, кому родители действительно не могли купить дорогую спортивную форму. «Речь идет о том, что дарители и получатели таких грузов должны хорошо знать российское законодательство, - говорит Анатолий Осадчих. - И у большинства из них вряд ли возникнут проблемы, если они обратятся в рабочую группу Комиссии заблаговременно, до отправки в Россию того или иного товара». Кстати, здесь правительство и для себя не делает поблажек. Например, перед Новым годом, как рассказал Анатолий Осадчих, оно решило сделать подарки для воспитанников интернатов и детских домов. Игрушки, сладости, одежду закупало Федеральное агентство по здравоохранению и социальному развитию, которое не освободило себя от уплаты налогов.  

Стремление российских властей выстроить жесткие административные барьеры на таможне понять можно. В 90-е годы под видом гуманитарной помощи нечистые на руку благотворители в беспошлинном режиме завозили в страну товары на миллиарды рублей, а потом продавали через коммерческие структуры. Многие нажили на таких сделках немалые состояния. Самое неприятное то, что при этом дельцы не брезговали продавать бесплатные гуманитарные товары бедным и малоимущим. Прокручивались и другие незаконные операции. Некоторые западные «жертвователи» по договоренности с российскими организациями просто избавлялись от товаров, утилизация которых требует больших капиталовложений. Многие грузы, особенно лекарства и медикаменты с просроченными сроками, представляли для россиян настоящую опасность. Теперь, как утверждает Анатолий Осадчих, случаи нецелевого использования гуманитарной помощи и злоупотреблений сведены до 1 процента (а было 30-50 процентов).  

Впрочем, сегодня и заявок, которые приходят в Комиссию, смехотворно мало - всего 50-60 в месяц. По мнению благотворителей, «эта процедура сейчас очень забюрократизирована». К примеру, если одна и та же организация ввозит в Россию партию благотворительных товаров несколько раз в год, то каждый раз ей необходимо проходить жесткую процедуру отбора, неизменно «подкрепляя» ее аргументами, что товары предназначены для малоимущих и малообеспеченных.  

Кроме того, за тем, чтобы гуманитарная помощь пришла по назначению, а не была распродана по «своим» людям или организациям, теперь в России следят специальные комиссии, созданные при региональных администрациях. Недавно, кстати, главы администраций Смоленской, Московской областей и мэрии Москвы приняли решение, чтобы обращения о гуманитарной помощи в правительственную комиссию признавались только за подписью глав администраций. И именно такие обращения из этих регионов Комиссия сегодня принимает во внимание.  

- Для того чтобы вашу заявку только приняли на рассмотрение, надо заручиться сотней документов и доказательных справок, - говорит директор детского благотворительного фонда «Центр помощи беспризорным детям», созданного под попечительством Торгово-промышленной палаты РФ, Евгений Комаров. - Самая главная из которых - письменная гарантия, что гуманитарные товары не будут использованы нецелевым образом. Этот документ должны подписать либо руководители региональных администраций, либо депутаты Государственной Думы, либо члены Совета Федерации. А потом нам еще надо отчитаться за каждую копейку, вплоть до росписи каждого детдомовского ребенка, получившего по паре кроссовок. Но благотворительные организации, работающие в Москве и готовые поставлять гуманитарную помощь в 30 или 50 регионов страны, просто не в состоянии каждый раз сновать за справками между регионами и правительственной Комиссией. Без всякой, впрочем, надежды, что впоследствии она объективно оценит благотворительные грузы как гуманитарные. Ведь четких законодательных критериев, кого в России считать малообеспеченным или социально незащищенным, нет. Так что зачастую решения все же носят субъективный характер. 

Что же получается? С одной стороны, Россия ставит заслон тем, кто хочет нажиться на гуманитарной помощи. С другой - жесткая система «одного окна», всевозможные бюрократические препоны не дают дарителям следовать зову души. По мнению Евгения Комарова, ситуация вполне разрешима. Просто функции по оценке гуманитарных грузов из-за границы надо передать на рассмотрение и под персональную ответственность губернаторов. Тем более теперь, когда основное финансирование помощи малообеспеченных и социально незащищенных граждан происходит за счет местных бюджетов. Параллельно, по мнению Комарова, необходимо развивать благотворительность внутри страны. Как, например, это делается в других странах, где законодательство освобождает организации и частных лиц, которые занимаются благотворительностью, от уплаты подоходных налогов на всю сумму пожертвований. В нашей стране пока реальных налоговых послаблений нет. Вот и получается: куда ни кинь - везде путь закрыт. А между прочим, в России, только по официальным данным, более 20 процентов населения все еще находятся за чертой бедности. 

Мнения: 

Александр Торшин, заместитель председателя Совета Федерации:  

- По всей видимости, нашими чиновниками движет известная русская поговорка – «обжегшись на молоке, теперь на воду дуют». А чтобы грамотно и вдумчиво использовать такую целевую помощь в нынешних условиях, необходим современный менеджмент. К сожалению, в России огромный дефицит системных менеджеров, которые мыслят в масштабах большой страны. И мы очень запаздываем с принятием нового закона «О благотворительности». А без этого как она будет развиваться?  

Наталья Яковлева, начальни управления по правам ребенка уполномоченного по правам человека в РФ:  

- В условиях, когда на кормежку одного детдомовского ребенка в некоторых регионах России «положено» из местных бюджетов 4-5 рублей в день, отказываться от любой богоугодной помощи из-за рубежа нельзя. А многие такие дети сегодня не просто не обеспечены одеждой, обувью, игрушками, мебелью, но и элементарно не накормлены. Систематическое же недофинансирование социальной сферы стало нормой жизни. И, к сожалению, государство сегодня не имеет эффективного решения этих проблем.  

Валентина Бородина, директор благотворительного фонда «Отчий дом», патронирующего два негосударственного детских дома:  

- Я считаю, что стране, в которой нефтяные компании зарабатывают сверхприбыли на экспорте сырья и как на дрожжах растет Стабилизационный фонд, брать помощь для бедных с Запада просто стыдно. В наших детских домах 120 детей. Всех их уже три года содержат на свою прибыль несколько российских компаний - построили великолепные здания, обеспечивают продуктами, одеждой. И не обеднели. А только богаче стали. Душой.  

Светлана Ганеева, руководитель департамента инвестиционной политики Минэкономразвития:  

- Считаю, что в случае экстренных событий на таможне действительно должен существовать упрощенный порядок пропуска благотворительных грузов. Кстати, когда случилась трагедия в Беслане, никаких заседаний комиссии не потребовалось. Самолеты с лекарствами, сложными реанимационными установками, одеждой, игрушками, компьютерами разгружались прямо с колес.  

Что касается проблемы, отдавать или не отдавать на откуп губернаторам определение статуса гуманитарных товаров, то такая постановка вопроса, на мой взгляд, неприемлема. Предоставив возможность регионам «прощать» налоговые и таможенные платежи за гуманитарные товары, установленные федеральными нормами, мы вторгнемся в полномочия как налоговой службы, так и таможенной. Другое дело, что на уровне регионов вполне можно принимать решения о софинансировании уплаты налогов. Но многие ли губернаторы готовы пойти на это?  

 

Справка «РГ»  

В 2004 году в Россию поступило 5,4 тысячи тонн гуманитарных грузов на сумму 24,7 миллиона евро.  

Основные страны-доноры - Германия, США, Финляндия, Норвегия, Соединенное Королевство Великобритания, Швейцария.  

Необходимые документы для признания груза гуманитарным: 

Заявление в Комиссию по вопросам международной гуманитарной и технической помощи при правительстве РФ о признании груза гуманитарным.  

Описание груза на русском языке, номенклатура и количество товара с печатями получателя.  

Дарственная на русском языке от организации-донора, подтверждающая безвозмездную передачу груза. Если груз стоит свыше 500 тысяч евро, то необходимо представить подробную информацию о дарителе. 

Письмо государственного или муниципального органа исполнительной власти любого уровня о поддержке данной гуманитарной акции с обязательством по контролю за целевым использованием груза. И другие документы.

Татьяна Зыкова
"Российская газета" 10-03-2005
Просмотреть весь список
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий