Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
 

Читальный зал
Российская пресса и благотворительность в культурно-исторической ретроспективе

Пресса опаздывает... 

Бизнес, власть, общество и их весьма непростые отношения - тема из «горячей десятки» в повестке дня сегодняшней прессы. Вот лишь несколько цитат:  

«Бремя социальной ответственности в равной степени ложится на государство, на бизнес и на трудоспособного гражданина. Главная задача в этом вопросе - найти баланс, при котором социальные расходы государства и бизнеса не становились бы препятствием для экономического развития, а сам экономический рост не сопровождался бы поляризацией общества, расширением бедности и социальной изоляции». 

»А предприниматели - они что… Их обозвали олигархами, объяснили им, что именно они виноваты во всех бедах России, что капиталы у них краденые, а намерения гадкие. Теперь остается только оправдываться. Был назван олигархом - значит, докажи-ка нам, что ты не какое-нибудь зловредное насекомое, а более или менее полезный гражданин своей родной страны. Вот и мычат стыдливо далеко не самые скотообразные представители бизнес-сообщества: мы не такие уж плохие, мы становимся социально ответственными, уже перечисляем миллионы на культуру и спорт и на всякую благотворительность. Мы и еще что-нибудь куда-нибудь заплатим, а вы уж, дяденьки, разрешите нам, пожалуйста, работать дальше, а не за границу убегать и не в тюрьме сидеть…».  

«Большая проблема наших нуворишей в том, что они так и не сумели подняться над эгоизмом, не поняв, что деньги полезно тратить не только на собственные прихоти, но и, например, на строительство госпиталей и детских домов, на меценатство и помощь неимущим. Почему-то на Западе давно осознали необходимость делиться с государством и с теми, кто беднее. Это может нравиться или нет, но выбора не остается. В России же олигархи продолжают упираться, удивляясь потом, что их не любят. А за что, скажите? За тусовки в Куршевеле и покупку футбольных клубов в Лондоне? Даже если сейчас всю эту гоп-компанию передавят, как крыс, никто не пожалеет» 

Эти цитаты - случайная выборка, как говорят социологи. В них угадывается лишь срез проблемы в том виде, в котором он представлен в сознании большинства населения. Сам факт публикации столь несовпадающих высказываний в популярных и влиятельных изданиях - а мнения принадлежат весьма авторитетным лицам - яркое свидетельство того, что тема социальной ответственности бизнеса весьма злободневная и непростая. Она как будто сама «прорвалась» на газетные полосы, потому что явно «перезрела». Но в то же время пресса оказалась неготовой к тому, чтобы обсуждать ее на достаточно серьезном уровне. Ставшие очевидными замалчивание, а иногда и искажение проблемы привели к тому, что необходимого для диалога консенсуса в обществе нет. Из публикаций в СМИ складывается ощущение непримиримого противостояния между государством, обществом и бизнесом и полного нежелания со стороны последнего идти на компромисс. Это еще одно доказательство того, что пресса не спешит разобраться в проблеме. В итоге общество плохо осведомлено относительно реального положения дел.  

Между тем за последние десятилетия научные трактовки о том, что и кому «должен» бизнес, оставили далеко позади обыденные рассуждения, напоминающие банальную перебранку. Социальная ответственность бизнеса определяется как широкое понятие, включающее комплексную ответственность делового партнера, работодателя, гражданина и участника социальных отношений, причем последняя может проявляться в форме традиционной благотворительности (передача денежных и других ресурсов от жертвователя к получателю на безвозмездной основе), стратегической благотворительности (систематическая программная деятельность, связанная со стратегическими целями благотворителя), социального инвестирования (целенаправленная долгосрочная политика, предполагающая как вложение ресурсов компании, так и местного сообщества, направленная на их взаимную выгоду). При этом идеология социальной ответственности бизнес-сообщества сегодня носит не столько этический, сколько прагматический характер. В этом заинтересован сам бизнес как в гарантии своего благополучия и устойчивого развития. Именно такое многостороннее толкование понятия должно было бы служить ориентиром в возрождении культуры филантропии в обществе. 

Распространено мнение, что эта культура нами утрачена, поэтому всем, включая прессу, следует ее возрождать. Но как это сделать: возрождать культуру традиционной благотворительности, опираясь на генетическую память, апеллируя к совести, чести и долгу, или формировать новую культуру, принимая во внимание сегодняшние реалии и мировой опыт, делая ставку на собственную пользу? Идея получения практической выгоды от корпоративной благотворительности, конечно, может быть важным стимулом для участия бизнеса в социальной сфере. Однако мы убеждены: не следует оставлять без внимания и моральный фактор, на котором держалась дореволюционная отечественная благотворительность, ставшая славной страницей нашей истории. Во всяком случае, обращение к этой истории дает немало поводов для размышлений и сопоставлений.  

История подсказывает... 

Россия, обладая огромными природными ресурсами, всегда была страной бедных людей. Бедность - устойчивый образ народной жизни, воспроизводившийся из поколения в поколение, в течение десятилетий и столетий воспринимаемый как норма, как культурный феномен. Ни одному из политических режимов не удалось искоренить бедность или хотя бы массовую нищету, но все пытались это делать; все стремились понять, почему это происходит. Налицо природные, экономические и социально-политические причины: суровый климат, огромные территории, неурожаи, миграция, отсутствие свободного труда; не менее существенны и нравственно-психологические причины.  

История отечественной благотворительности насчитывает несколько веков. В России всегда стремились жертвовать, видя в этом нравственный долг, непреложно следуя религиозной этике любви к ближнему. С принятием христианства широко распространился обычай подавать милостыню, ставший святой обязанностью верующего. Древняя Русь понимала и ценила только личную, непосредственную благотворительность, милостыню, подаваемую из рук в руки, «оттай» (тайно, скрытно - прим. ред.). «Нищий богатым питается, а богатый нищего молитвою спасается», - говорили в старину. Подавали охотно и много, не задаваясь вопросом, кто и почему просит. Быть бедным и просить о помощи не было стыдно. Сформировалась особая культура бедности, распространение которой не стимулировало попытки вырваться из нищеты. Напротив, нищенство приобрело угрожающие социальные масштабы. «Огульная милостыня» не делала различий между истинно нуждающимися в помощи и армией «притворных» и «привычных» нищих, так называемых «промысловиков». 

Первые попытки борьбы с нищенством носили репрессивный характер: аресты, телесные наказания, изгнания и т.д. Однако очевидная неэффективность репрессивных мер заставила вступить на путь призрения и благотворительности. Первоначально этим занималась церковь, а затем государство, благотворительные организации, частные лица. История государственного призрения начинается с осознания задачи отделить мошенников от нуждающихся и помочь последним, в частности, предоставив работу. Наряду с этим государство не отказывается и от карательных мер. В истории государственного призрения заметный след оставили Иван Грозный; Борис Годунов; Петр I, разработавший систему призрения и окончательно придавший ей светский характер; Екатерина II, много сделавшая для реформирования социальных отношений в целом. Именно она положила начало традиции общественной благотворительной деятельности российских императриц. Учрежденные ими ведомства и частные фонды имели всеобъемлющий характер и существовали вплоть до октябрьского переворота.  

Государство поддерживало общественные организации, взявшие на себя заботу о нуждающихся: разрабатывало законы о помощи благотворительным обществам и поощряло их деятельность. За бескорыстное служение делу человеколюбия вручалась высочайшая награда - Знак отличия Красного Креста. Особые жетоны учреждались за благотворительную деятельность и пожертвования некоторыми обществами. Награждались и журналисты, пишущие о благотворительности, их деятельности придавалось большое значение. Частной филантропией покрывалось 75% расходов на помощь нуждающимся (* Сб. сведений о благотворительности в России// Вестник благотворительности. - 1901. - № 9).  

Общественная и частная благотворительность получили особый размах после великих реформ (вторая половина XIX века - прим. ред.); основная работа велась в провинции, в земствах. Освободившись от средневековых пут, Россия встала на путь развития. Приращение богатства сопровождается активной благотворительностью. В это время в стране развивается всеобъемлющая система государственного призрения и более разветвленная и многоуровневая сеть благотворительных учреждений, которая становится самым существенным звеном в системе отечественной благотворительности. На пороге ХХ века под патронатом государства находятся 3 млн человек. Более половины бюджетов крупных городов расходуется на социальную помощь (* Сб. сведений о благотворительности в России// Вестник благотворительности. - 1901. - № 9).  

Быстрыми темпами идет и становление гражданских отношений - духовное общение и обсуждение интеллигенцией социальных проблем занимают в этом процессе главное место. Победа над бедностью прочно связывалась с победой демократии. Культура бедности, складывавшаяся веками, как видим, сосуществовала с развитой культурой филантропии. Интенсивное духовное общение, как, впрочем, и само развитие благотворительности, было бы невозможно без активного участия в этом процессе прессы. 

В России выходили десятки, сотни изданий, обращавшихся к благотворительной тематике. Безусловно, они были очень разные - от специализированных журналов до одноразовых листков, сопровождавших особые акции помощи. Но одного упоминания этого факта достаточно, чтобы понять масштабы благотворительной деятельности в дореволюционной России. Периодичность постоянно выходящих изданий была ежемесячной или еженедельной. Их основные типы: 

- светские издания универсального содержания, в которых проблемы благотворительности занимали ведущее место; 

- специализированные благотворительные журналы, издававшиеся благотворительными обществами и частными лицами на постоянной основе («Вестник благотворительности», «Трудовая помощь», «Братская помощь», «Призрение и благотворительность в России», «Детская помощь», «Тюремный вестник»); 

- издания, сопровождавшие специальные акции: газеты, листки («Белая ромашка», «Белый цветок», «Колос ржи», «Красное яичко», «Дети - наша надежда»); 

- духовные издания (проповеднические и нравственно-религиозные журналы «Духовная беседа», «Русский паломник», «Весточки утешения»); 

- церковные издания (епархиальные ведомости, в которых тема участия прихожан в благотворительной деятельности была ведущей); 

- органы благотворительных обществ и учреждений призрения («Вестник Красного Креста», «Вестник попечительства Государыни Императрицы Марии Федоровны о глухонемых», «Вестник попечительства о народной трезвости», «Журнал Императорского человеколюбивого общества», «Наш долг»); 

- специальные издания для беженцев, военнопленных, раненых воинов и т.д. («Жизнь беженцев», «Известия отделения лазарета при женской гимназии В.А.Ряхиной», «Русский инвалид», «Босяк») (* Горчева А. Нищенство и благотворительность в России. - М., 1999).  

Это лишь немногие примеры изданий, обращавшихся к теме благотворительности. К тому времени, когда в России сложилась столь разветвленная сеть периодических изданий, в обществе уже сформировалась определенная культура филантропии. Следует заметить, что развитие благотворительной прессы существенно повлияло на ее эволюцию. Различия в этих журналах связаны в большей степени с их типом, обращенностью к конкретной аудитории. Понятие благотворительности трактовалось примерно одинаково во всех изданиях, глубоких противоречий не было. Именно эта общая платформа и позволила развить плодотворное обсуждение, вести активную дискуссию по актуальным проблемам, выдвинув тем самым общественность на первые роли в деле гармонизации социальных отношений. 

Основными разделами всех изданий были хроника пожертвований, заявления о помощи, статистические данные, отчеты о работе благотворительных обществ, освещение практики в системе призрения и т.д. Главная их задача - оповещать читателей о состоянии дел на ниве благотворительности, вовлекая в ряды жертвователей людей всех сословий и любого достатка. Отечественная благотворительная пресса была едина в понимании того, что благотворительность укрепляет и объединяет нацию, является залогом ее нравственного здоровья. 

Особенно интересны опубликованные в журналах научные исследования, отчеты о командировках в европейские страны с целью изучения опыта социальной работы, репортажи о международных конгрессах по вопросам благотворительности, аналитические материалы, дискуссии, уровню которых можно позавидовать и сейчас. Их авторами были известные ученые, юристы, историки, литераторы, представители власти и работники сферы призрения. Вокруг изданий складывался актив из образованных, интеллигентных и неравнодушных читателей и благотворителей. Они издавались на частные средства и пожертвования, нередко испытывая финансовые трудности. Несмотря на это, многие из них смогли продержаться до октябрьских событий и были закрыты новой властью. 

Проблематика благотворительных журналов была чрезвычайно широкой и охватывала весь спектр социальных отношений, не ограничиваясь конкретной помощью неимущим, тем самым подтверждая понимание всей глубины проблемы народной бедности. По существу, на рубеже ХIХ-ХХ веков в России сформировался особый тип социального журнала, в котором можно увидеть зачатки всех современных взглядов на социальное партнерство. Такого журнала в России сегодня нет. 

Кого считать нищим? Нужен ли закон о принудительном труде? Почему не удается искоренить бедность? Оправданны ли гонения на нищих? За счет чего увеличить приток средств в систему призрения? Как помочь детям из неблагополучных семей? Какими должны быть экономические основы хозяйствования в семье, чтобы не допустить ее разорения? Как должен быть организован механизм благотворительной помощи? Как вернуть обществу оступившегося человека? Какова судьба и долг русской интеллигенции? Эти и другие многочисленные вопросы находили живейший отклик в обществе. Идея нравственного долга помощи бедным никогда не ослабевала в культурной среде, но уже тогда активно обсуждались такие подходы к решению социальных проблем, которые не потеряли актуальности и сегодня. Например, идея социальной реабилитации через приобщение к труду, роль местного сообщества, адресная помощь, "детские деревни", структура донорства, разграничение жертвователя и получателя путем управления пожертвованиями (разумеется, тогда использовалась другая терминология - прим. автора). 

Некоторые выдержки из публикаций стоят того, чтобы их процитировать:  

«Не поленитесь посетить его в доме его, и, удостоверившись в его нуждах, помогите ему и деньгами, насколько можете, а если бедняк здоров - постарайтесь приискать ему работу… Подаянием поддерживаем зло праздности бедняков и нищенского промысла».  

«Должен ли, наконец, выйти закон о принудительном труде, чтобы заставить «притворщиков» работать?».  

«…оздоровить людей, сделать их способными к самостоятельному труду и существованию».  

«…интеллигенция всегда устраняется от конкретной работы».  

«…единственный радостный для его сердца дар, который составляют пожертвования от достатка частных лиц на благотворительные и другие общественно полезные учреждения и притом, преимущественно, местные». 

Разнообразие благотворительных изданий базировалось на общих принципах: безусловной аполитичности, равенства всех нуждающихся независимо от национальности и вероисповедания, понимания благотворительности как гражданского долга свободного человека, личного нравственного подвига во имя любви к Богу, сострадания и терпимости. Активно обсуждались идеи принудительного труда, преследования и наказания профессиональных нищих, но никогда ни жертвователи, ни журналисты не опускались до унижения бедного человека. 

Подводя итог краткого обзора, приходится констатировать: дореволюционная благотворительная пресса была на уровне общественного и научного понимания проблематики. Более того, она опережала и формировала его, но главное - широко информировала общество, благодаря чему идея благотворения и взаимопомощи всегда была на повестке дня.  

А время не ждет! 

Возвратимся к сегодняшнему дню. Выводы напрашиваются и печальные, и ободряющие, и отчасти парадоксальные. 

Российское общество в прошлом было носителем высокоразвитой культуры милосердия, благотворения и филантропии, имело богатый опыт взаимодействия государства, церкви, общественных организаций и частных лиц в области решения социальных проблем. Затем эта культура была утрачена. Однако никакой социокультурный опыт не может быть утрачен навсегда, потому что в процессе формирования опирается на ментальность общества, на его сущностные основы. Он остался в нашей генетической памяти и, стало быть, может быть возрожден сознательными и целенаправленными усилиями. 

Другое дело, как, кому, какими средствами и в какой форме его возрождать. Или, может быть, создавать заново, опираясь на шагнувший далеко вперед мировой опыт и современные концепции социального инвестирования? В прошлом в благотворительности преобладали религиозно-нравственные мотивы, хотя и рациональные, как видим, были не чужды интеллигенции и активно обсуждались в специализированных изданиях. Идея нравственного долга, впрочем, всегда доминировала; в ту пору не требовалось и намека со стороны государства на нечто «добровольно-принудительное». 

Сегодня мы знаем, что общественная эффективность традиционной благотворительности невысока. Изменилось представление о социальной роли бизнеса: рациональные компоненты в нем стали решающими; социальная ответственность воспринимается скорее как необходимость. Другими словами, социальная ответственность бизнеса представляет собой эффективное управление его макросредой и способна - при условии стабильных и позитивных отношений между общественными секторами - принести не только моральное удовлетворение. Все так. Но если принять во внимание эффективность дореволюционного опыта, когда благотворительность, будучи внутренним императивом, получила повсеместное распространение, следует признать: рано отказываться от ее традиционных форм. Нам следует выстраивать социальные отношения, принимая за основу современные подходы, активно изучать и осваивать их, но при этом не сбрасывать со счетов значение морального фактора. Более того, возможно, ближайшей задачей может стать восстановление утраченной культурной традиции, которая включает гуманизм и милосердие, добровольность, общественное уважение благотворителей, сочувствие нуждающимся. Именно она, традиция, и станет надежной основой сбалансированного социального взаимодействия. Ни давление, ни угрозы, ни неблагодарность ее заменить не могут. 

И только пресса может помочь в этом неотложном деле. Однако достаточно беглого взгляда, чтобы понять, что современная пресса не только не отражает реального состояния в сфере социальной ответственности, но и вообще «не в теме». Это одно из самых ярких свидетельств утраты культуры благотворительности. Если в дореволюционном обществе понимание благотворения было приблизительно одинаковым - это достигалось широким информированием и возможностью дискуссий в прессе, - то сегодня налицо «глубокие разломы» в общественном сознании. Представления о социальной ответственности у государства, населения, бизнеса, экспертного сообщества являют собой картину резких контрастов. Даже уровень простого оповещения о том, что реально происходит на ниве благотворения, создающего адекватную информационную картину, еще не достигнут. Справедливости ради отметим, что тема благотворительности и социального партнерства возвращается, экзотической она уже не кажется. Но чтобы двигаться вперед, нам всем - и обществу, и бизнесу, и прессе - придется сначала восстановить культуру благотворительности, а потом развивать ее дальше. Разумеется, в ином историческом темпе.  

«России необходимо новое понимание справедливости: бедные отказываются от мести богатым, а богатые отказываются от чрезмерного личного потребления и начинают работать на общенациональные задачи» - эта цитата тоже из текущей периодики, и она внушает оптимизм.  

Статья опубликована в информационном бюллетене «Благотворительность и СМИ» (март 2005 года). Издание осуществлено Агентством социальной информации при поддержке National Endowment for Democracy. Содержание отражает точку зрения АСИ и не может расцениваться как мнение National Endowment for Democracy.  

Татьяна Фролова
Информационный бюллетень «Благотворительность и СМИ» 11-02-2006
Просмотреть весь список
     
Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий