Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
 
Аренда квартиры посуточно Черкассы Отличный вид на Днепр с квартиры посуточно Черкассы

хб нитриловые перчатки спб

Читальный зал
Особенности русского меценатства

Многих поразило сообщение о том, что председатель совета директоров и основной владелец крупнейшего российского импортера фруктов группы компаний JFC Владимир Кехман назначен… генеральным директором Санкт-Петербургского государственного академического театра оперы и балета имени Мусоргского (Малый оперный театр). К тому, что бизнесмены идут в политику или в чиновники, все уже привыкли. Но чтобы владелец очень успешного и крупного даже по мировым меркам бизнеса, никогда ранее не замеченный в особом пристрастии к театру, согласился стать директором театра, к тому же весьма среднего, – это, согласитесь, неожиданно. Можно, конечно, приписать это капризу уставшего от бизнеса миллиардера. И Кехман дает основания для такого предположения: «Я 25 лет занимаюсь торговлей. Сегодня мне это стало абсолютно неинтересно. Я там знаю все вообще», – признался он в интервью порталу «Горзаказ».  

Однако странное совпадение – одновременно появилась информация о намерении владельца JFC финансировать реконструкцию театра и реставрацию его исторического здания на площади Искусств, специально построенного Александром Брюлловым для императорского Михайловского театра (позже перестроенного внутри Альбертом Кавосом) с фасадами, выполненными по проекту Карла Росси. По собственным оценкам Кехмана, реконструкция будет стоить «как минимум 50 млн долларов» и треть этой суммы он готов внести лично. «Сначала мне предложили меценатство, – говорит Владимир Кехман в интервью порталу «Фонтанка.ру», – но я интуитивно принял решение, что должен быть именно генеральным директором». Бизнесмен не говорит, почему интуиция подсказала ему такое решение. Но намекает: «Я посмотрел, в каком состоянии находится здание. Все-таки это серьезный дом – 17 тысяч квадратных метров. Я участвовал в реставрации Шереметьевского дворца и такого ужаса даже там не видел. А там была очень тяжелая ситуация, ведь он горел».  

Скорее всего, опытный менеджер понял, что если он сам не возглавит реконструкцию, то толку от его благотворительности не будет: люди, которые довели театр до такого состояния, очевидно неспособны на эффективные действия по исправлению ситуации. «То, что я за две недели увидел, – говорит Кехман, – убеждает меня, что это решение – единственно правильное». 

Если глава JFC только в 2007 году, потратив две недели, нашел «единственно правильный» способ реализовать меценатский порыв, то другие благотворители из бизнеса прозрели гораздо раньше. В бывшем БАЛТОНЭКСИМбанке (сейчас – Балтинвестбанк) мне рассказывали, как они в 2001 году спонсировали реставрацию Ростральных колонн на Стрелке Васильевского острова и коней Клодта на Аничковом мосту. С самого начала руководство банка поставило администрации города жесткое условие – банк все будет делать сам, чиновникам не даст ни копейки. Мотивы не скрывались: чтобы чиновники не украли половину, а оставшееся не разбазарили. В банке было создано специальное подразделение, его руководитель лично нанимал подрядчиков и контролировал все работы (вместе с КГИОП) – чтобы реставрация была выполнена качественно и в срок. Глава другого банка, спонсировавший турпоходы учащихся одной из петербургских школ, давал деньги не директору, а одному из преподавателей, которому доверял.  

Московская компания «Синтез», известная своим грандиозным проектом строительства Юго-Западной ТЭЦ в Петербурге, сейчас реставрирует особняк Штиглица на Английской набережной. Судя по всему, это огромное здание компании не нужно (ее весьма скромный офис располагается в одном из бизнес-центров). Для нее этот проект – скорее акт благотворительности, имеющий лишь имиджевое значение. Но компания категорически отказалась давать деньги на его реставрацию чиновникам.  

Проводимый КГИОП благотворительный аукцион «Магазин подарков» (с целью привлечения бизнеса к реставрации памятников – см. «Эксперт С-З» №9 от 5 марта 2007 года), вероятно, потому и пользуется такой большой популярностью в среде предпринимателей, что механизм исполнения «подарков» прозрачен и меценат сохраняет контроль за расходованием средств, перечисляя деньги непосредственно подрядчикам-реставраторам. Причем благотворители могут сами выбирать подрядчиков, если их не устраивают фирмы, которые предлагает КГИОП. Возможно, именно благодаря этим достоинствам механизма аукциона реставрация почти всех памятников из списка «подарков» укладывается в запланированные сроки. 

Известно, что неимиджевая, относительно мелкая благотворительность предпринимателей (в адрес школ, детсадов, больниц, приютов и т.д.), на две трети – теневая, по принципу «из рук в руки» (см. «Эксперт С-З» №48 от 20 декабря 2004 года). Некоторые полагают, что этот «каприз» предпринимателей обусловлен нежеланием «светиться». Мол, теневая благотворительная помощь удобна потому, что ее можно оказывать из теневых доходов. Но у нас треть экономики в тени, из теневых доходов платятся зарплаты (даже в Минфине, как утверждают некоторые злопыхатели), так что у меценатов вряд ли есть серьезные проблемы с этим. В большинстве случаев причина в другом – бизнесмены не хотят давать отраслевым комитетам администрации, а нередко и директорам учреждений, право распоряжаться деньгами, что неизбежно, если проводить благотворительные пожертвования официально. А если уж очень хочется за собственные деньги привести в порядок историческое здание, то приходится брать его в аренду (как сделал «Синтез») или становиться директором учреждения, которое в нем расположено (как поступил глава JFC). 

В нынешние времена российская благотворительность приобрела существенное отличие от традиционной. В царской России начала ХХ века от мецената требовалось лишь выложить сумму. По прошествии ста лет – в России XXI века – он должен еще и проследить, чтобы его деньги не украли, а то, что не удается украсть, не разбазарили бездарным исполнением воли мецената. Впрочем, может, оно и к лучшему: благотворительность – сугубо общественное дело и роль государства здесь должна быть минимальной. Тем более такого государства, как наше нынешнее.  

Владимир Грязневич
«Эксперт Северо-Запад» №23(325) 18-06-2007
Просмотреть весь список
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий