Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
 
Пиломатериалы: Даже если ассортимент их продукции включает дешевые пиломатериалы, то такая цена говорит зачастую не в пользу качества изделий. Наша компания является не только поставщиком, но и производителем, а значит - удовлетворяет все запросы строительного рынка, поставляя как пиломатериал хвойных пород, так и другие лесоматериалы, обеспечивая оптимальное соотношение цены и качества. Собственная производственая база расположена в г. Великий Устюг, Вологодской области.

Проекты парусного тримарана для постройки самостоятельно Barque.ru/projects/trimaran

Читальный зал
Чаепитие втроем

В конце декабря 2006 года президент РФ Владимир Путин подписал закон «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций», утверждающий порядок создания эндаумент-фондов (см. «Инструмент системной филантропии» «Эксперт С-З» №41 от 6 ноября 2006 года). Идея эндаументов рассматривается сегодня как очередная попытка навести мосты между государством и бизнесом, привлечь частный капитал к финансированию социальной сферы, и вполне вероятно, что законодательные новации помогут перевести это сотрудничество на новый уровень. 

Сейчас государственно-частное партнерство – прежде всего совместные социальные проекты крупных корпораций с региональными и местными властями. Но это не единственно возможная форма участия бизнеса в развитии социальной сферы. В последние годы в России активно развивается местная благотворительность – локальные бизнесмены при поддержке властей финансируют проекты НКО. Координируют сотрудничество так называемые фонды местных сообществ (ФМС), которых в России сейчас 15 (кроме того, есть организации, зарегистрированные в других формах, но действующие по аналогичным принципам). Общий объем средств, проходящих через ФМС, пока невелик – 42 млн рублей в 2005 году, однако это в два раза больше, чем годом ранее. В перспективе местная благотворительность способна стать мощным инструментом социальной политики – именно так произошло в США и европейских странах. 

 

Дайте удочку 

В середине декабря 2006 года жители Василеостровского района Петербурга могли наблюдать такую картину: по улицам ездил туда-сюда черный «джип», в итоге притормозивший у вывески «Фонд жизни» во дворе одного из домов. Из автомобиля вышли солидные мужчины в черных пальто и стали выгружать прямо на тротуар свертки и пакеты. Бдительные жильцы дома, знавшие, что вывеска липовая (представители фонда по этому адресу не появляются, помещений он реально не занимает), стали выяснять, что и зачем привезли. 

Оказалось, что директор одного малого, но успешного предприятия надумал в канун Нового года заняться благотворительностью. Было решено закупить партию хорошей детской одежды разных размеров и развозить ее по детским домам и церквям. Однако после того как бизнесмены объездили дюжину организаций, найденных в справочнике, выяснилось, что такая помощь либо не требуется, либо ее не могут принять без нарушения устава. Предприниматели недоумевали: «Не можем же мы ходить по домам и искать нуждающихся!» Контакт с последними можно было наладить через благотворительные организации, но у бизнесменов не было ни малейшего представления, кому из них можно доверять и где их искать. Наткнувшись на вывеску «Фонд жизни», обескураженные меценаты не нашли ничего лучше, как передать одежду в распоряжение этому фонду. Но дверь под табличкой была наглухо закрыта и груз пришлось выложить на улице.  

Этот случай весьма показателен. Социологи и предприниматели сходятся в оценке: бизнес любого уровня готов выделять средства на помощь социально незащищенным группам населения. «Неприлично быть богатым, когда вокруг столько бедных», – говорят в интервью бизнесмены. При этом опыт Великобритании и других стран подтверждает, что успешнее всего реализуются те благотворительные программы, которые финансируются местным бизнесом, не обязательно крупным, но ощущающим себя частью локального сообщества. Эти предприниматели искренне заинтересованы в решении социальных проблем, в профилактике преступности, улучшении социального климата и потому готовы добровольно вкладывать в это деньги. 

Но об эффективности благотворительных инвестиций во многих случаях говорить не приходится. «Типичный ход мыслей – купить конфет и игрушек и привезти в больницу или детский дом. Эффект от этого – нулевой, потому что в один и тот же детский дом без конца возят игрушки и конфеты. А дети не умеют себе приготовить яичницу, они не адаптированы к жизни, и этим никто не занимается. Деньги просто распыляются», – говорит исполнительный директор общественной организации «Архангельский центр социальных технологий „Гарант“» Марина Михайлова. 

Кто-то над эффективностью и не задумывается, ему достаточно раз в полгода увидеть счастливые глаза детей, получивших конфеты. Но есть более фундаментальная проблема – отсутствие системы посредничества в благотворительной сфере. Предприниматели предпочитают адресную помощь в «натуральной» форме именно потому, что опасаются доверить свои деньги НКО, подозревая, что эти средства будут потрачены без пользы или попросту украдены. В результате «третий сектор» недополучает огромные суммы, которые могли бы восполнить недостаток государственного финансирования. 

Чтобы помощь неблагополучным и нуждающимся гражданам была эффективна, необходимо привлекать экспертов по социальным вопросам и финансовых администраторов, которые могут рационально распределять полученные средства на постоянной основе. В западных странах этим уже давно занимаются организации-посредники, которые получили общее название «фонды местных сообществ» (community foundations). Первые ФМС были созданы в начале XX века в США, затем они появились в Великобритании и континентальной Европе. 

В 2000 году британский фонд Charities Aid Foundation (CAF) взялся пропагандировать принципы ФМС в России. И оказалось, что в нескольких российских городах, в частности в Тольятти и Архангельске, к этому времени уже начали складываться похожие модели. Появились бизнес-клубы, сообщества бизнесменов, участники которых регулярно встречаются для неформального обсуждения положения дел в регионе. Они и служат основой для продвижения идей местной благотворительности, один из успешных примеров которой мы обнаружили в Архангельске. 

 

Борьба с коромыслом 

Архангельск – типичный депрессивный город. Главный источник дохода предприятий – лес, вокруг которого идут постоянные криминальные разборки; социальная сфера в провале; люди продолжают уезжать из региона. По сообщениям областной прессы, примерно две трети населения города проживает в домах ветхого фонда: размываются сваи, не работают коммуникации, гниет дерево. На одной из центральных улиц Архангельска корреспондент «Эксперта С-З» встретила девушку с коромыслом, несущую воду в дом из реки. Ипотечная программа в регионе так и не заработала, квартиры в новых домах скупают московские коммерсанты (однокомнатную можно купить за 1,5 млн рублей, при этом средняя зарплата на одном из самых успешных комбинатов – 7 тыс. рублей). Остро не хватает детских садиков: ведомственные сады в какой-то момент в массовом порядке закрылись. 

Определенных сдвигов в социальной сфере все же удалось добиться благодаря привлечению бизнеса. «После того как мэром был избран человек из бизнеса, притом молодого поколения, предприниматели стали более заинтересованно участвовать в жизни города, в том числе в социальной сфере», – констатирует председатель Комиссии по физкультуре, спорту, молодежной политике и туризму архангельского городского совета депутатов Виктор Заря. В 2005 году новый мэр Александр Донской настоял на том, чтобы все бизнесмены, имеющие офисы на улице Чумбарова-Лучинского, вложили деньги в реконструкцию фасадов домов и благоустройство территории. По неформальным договоренностям с властями предприятия эпизодически помогают бюджетным организациям. 

Впрочем, эффективной всю эту помощь назвать опять-таки сложно. «Недавно был случай, довольно абсурдный, когда в детский дом закупили огромную партию стиральных машин, не обычных, а промышленных. Промышленные рассчитаны на десятилетия беспрерывной работы, они устроены особенным образом, стоят гораздо дороже, зачем они детям?!» – недоумевает предприниматель Алексей Грибов (он владеет несколькими кафе и сетью салонов красоты и сам занимается благотворительностью, например создал единственную в городе социальную парикмахерскую, бесплатно обслуживающую неимущих). 

 

Принципы партнерства 

Однако практика показала, что благотворительную активность местных бизнесменов можно направить в более рациональное русло. Уже упомянутая общественная организация «Гарант» реализует именно ту модель ФМС, которую предлагают британцы (хотя формально фондом местного сообщества себя не называет). До 2000 года «Гарант» функционировал как центр информационного обмена и развития НКО города, то есть на западные гранты учил «общественников», как нужно ставить задачи в проектах, как рассчитывать бюджет и т.д. С 2000 года организация начала работу с местным бизнес-сообществом и сейчас администрирует два фонда – именной фонд нефтяной компании «Полярное сияние» (в 2006 году его бюджет составил 900 тыс. рублей) и общий фонд, складывающийся из ежемесячных отчислений компаний-попечителей. За шесть лет «Гаранту» удалось привлечь около 9 млн рублей взносов, в том числе 7,1 млн от бизнеса и 1,9 млн от городской администрации. 

На эти деньги несколько раз в год проводятся конкурсы грантов среди НКО и бюджетных организаций города (иногда и области). Проекты оценивает экспертный совет, в который входят специалисты с профильным образованием и представители мэрии, отвечающие за социальную политику. Организация, получившая грант, предоставляет полную смету и пишет отчет. Результаты реализации каждого проекта также оцениваются сообществом. Основные темы конкурсов – лечение и социальная адаптация детей-инвалидов, внешкольная занятость подростков (к примеру, создание волонтерских отрядов для помощи пожилым людям), детский спорт, повышение эффективности школьного и вузовского образования. 

Бизнесмены таким аутсорсингом довольны. «Если мы будем делать все это самостоятельно, не останется времени на зарабатывание денег, нам придется перепрофилироваться в общественную организацию», – говорит директор аудиторской фирмы «Орто» Ольга Кваснова. К слову, попечительский совет «Гаранта» – это и есть местный бизнес-клуб практически в полном составе: 12 из 14 членов клуба, директора городских предприятий, стали попечителями организации. «Раз в неделю мы обязательно вместе обедаем, приглашая на эти встречи сторонних людей, компетентных в какой-либо сфере городской жизни. Это способ информационного обмена», – говорит Марина Михайлова. На встречах обсуждаются итоги проектов, результаты и планы работы.  

Участвуют в дискуссиях и представители власти, финансирующие из бюджетных средств определенные проекты. В 2003 году мэр Архангельска Олег Нилов утвердил целевую программу «Социальные инвестиции», по которой город должен был финасировать программы «Гаранта», в равных долях с бизнесом. Реально от города поступило только 1,9 млн; решение о сумме выплат принимается каждый год и зависит от количества резервных денег, а не от работы фонда. 

Партнерство с властями складывается непросто, но подвижки есть. Виктор Заря рассказывает: «Когда я был просто бизнесменом , слышал о фонде „Гарант“, но у меня не было желания с ними сотрудничать. Я думал: что за „Гарант“, кому там что гарантировано? В марте 2005 года я был избран в горсовет, стал председателем Комиссии по социальным вопросам, и мои помощники разъяснили, что „Гарант“ занимается серьезной работой. Фонд работает прозрачно, все проекты обсуждаются в СМИ, каждый шаг, на что потрачены деньги, понятен. В 2005 году мы приняли решение профинансировать один из проектов, а теперь уже программы „Гаранта“ обсуждаются на заседании горсовета и мы готовы включить их в бюджет. В 2007 году с этим опоздали из-за нерасторопности ответственного чиновника: многие еще относятся к „Гаранту“ несерьезно, приходится это преодолевать. Но есть резервный фонд, откуда, думаю, мы выделим деньги». 

 

Сопротивление среды 

Многие бизнесмены сегодня еще не слишком верят в успех фондов местных сообществ. «Для того чтобы их работа была эффективной, директорам этих фондов приходится брать на себя функцию директоров детских домов, ПТУ, больниц, всех бюджетных организаций, которые вопят о своем бедственном положении. А на самом деле 95% этих организаций не умеют эффективно работать и распоряжаться деньгами. Эту сферу надо реформировать на корню, уволить некомпетентных чиновников и пустить туда бизнес», – считает Алексей Грибов. 

Другая проблема – отсутствие материальных стимулов для пожертвований в ФМС. Такие инструменты, как региональные льготы по налогу на прибыль, чаще всего не работают. «Мы ни разу не сталкивались с бизнесменами, которые бы ими пользовались», – отмечает руководитель сектора «Социальное партнерство» Института экономики города Ирина Ошуркова. «Льготы, даже если их удастся получить, не компенсируют издержки от перечисления пожертвований официально, по-белому», – утверждает Ольга Кваснова. 

Еще одно препятствие для развития ФМС состоит в том, что предприятия часто опасаются афишировать свою благотворительную помощь, не видят смысла лишний раз светиться перед налоговой службой. Благотворительность ради пиара не очень распространена. «В России пока работает только публичная похвала авторитетного представителя власти, – уверен Алексей Грибов. – Все хотят быть, что называется, на хорошем счету. Например, в центре Москвы есть французская булочная, дорогая, элитная, которая ежедневно раздает остатки продукции бомжам или просто бедным людям. Если бы мэр Лужков сейчас выразил им благодарность, завтра и в Москве, и в других городах эту практику переняли бы сотни компаний». Но власти пока не уделяют особого внимания таким стимулам. 

Однако надежды на укрепление позиций ФМС есть. «ФМС в первую очередь ориентируются на тех, кто осознанно хочет добиться результатов, изменений в обществе, кому важно знать, на какие цели и с каким эффектом расходуются их деньги. И такие компании появились. Их немного, но важно, что есть пример для других», – подчеркивает директор программы «Развитие фондов местных сообществ» фонда CAF Russia Вадим Самородов. «Пытаясь наладить связи с бизнесом, мы видим, что крупные предприятия Калининградской области начинают создавать штатные службы для управления социальными проектами. Это означает, что появился спрос на упорядоченную благотворительность на постоянной основе, и встает вопрос, кому делегировать эти функции», – подтверждает исполнительный директор ФМС «Калининград» Юлия Трифонова. 

Распространение идеи «благотворительного» аутсорсинга видят и архангельские «общественники». «Сначала нам было необходимо доказать самим себе, что механизм работает. Раньше мы адресно приглашали бизнесменов на наши встречи, теперь готовы к более массовому привлечению компаний, планируем предать результаты своей работы широкой огласке. О местной благотворительности все больше говорят, и пришло время этим заниматься», – говорит Марина Михайлова.  

Первоочередная проблема, которая встает перед фондами местных сообществ, – недоверие к благотворительным организациям, из-за чего вопросы о пожертвованиях чаще всего решаются на уровне личных связей. Как построить полностью прозрачный механизм распределения денег, которому каждый благотворитель будет доверять? Созданию такого механизма отчасти может помочь новый закон о целевом капитале, регламентирующий финансовые и правовые аспекты пожертвований в эндаументы. «Сегодня неопределенность финансовых инструментов, статуса и правил игры настораживает бизнесменов, они не доверяют ни власти, ни НКО. Мы надеемся, что закон об эндаументах позволит сделать массовым участие бизнеса в социальных проектах», – отмечает Ирина Ошуркова. 

Но все-таки статус денежного фонда – не главное. Чтобы добиться успеха, фонды местных сообществ должны работать в связке как с бизнес-элитой, так и с местными властями. А помимо этих двух групп существуют частные жертвователи – граждане, которые сегодня почти никак не вовлечены в благотворительную деятельность (в то время как в США, например, основную массу пожертвований дают частные лица). Поэтому ключ к успеху ФМС состоит в том, чтобы, с одной стороны, выбирать привлекательные для всех направления вложения средств, а с другой – воспитывать и культивировать доверие к благотворительным организациям как институтам, внедряя принципы аутсорсинга в этой сфере. 

Архангельск – Санкт-Петербург 

Екатерина Алябьева
«Эксперт Северо-Запад» №1-3 22-01-2007
Просмотреть весь список
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий