Меценат| Интернет-журнал Дж. Батиста Тьеполо. Меценат представляет Августу свободные Искусства. Собр. Эрмитажа
Информационный центр "Меценат" Интернет журнал "Меценат"
Архив номеров Свежий номер Новости Читальный зал Нас читают Наши подписчики
Рубрики
 
 

Скачать shopdash Shopping everywhere.

Читальный зал
А был ли спонсор?

В декабре Челябинский трубопрокатный завод выгнал из своего Дома культуры городской народный театр с громким названием «Современник». Актеры театра просто не попали на репетицию - двери репетиционной комнаты и зрительного зала оказались опечатаны. Сначала коллективу в связи с тяжелой экономической ситуацией администрация завода предложила перейти на самоокупаемость. А через пару недель выставила на улицу. Директору театра Владимиру Сонину сообщили, что его сокращают. В кризис не до спонсорства, с пониманием говорит Владимир Сонин. Теперь здание ДК сдадут кому-нибудь в аренду, например под казино, думает режиссер.  

Вслед за благотворительными программами бизнес сворачивает и культурные. Этого ждали еще с осени - когда только начинался экономический кризис (см. Newsweek №44, 2008). За полтора месяца нового года масштаб проблемы стал очевиден. Об острой нехватке средств заговорили по всей стране - региональные театры, музеи и галереи кричат, что попали в бедственное положение и взывают о срочной помощи. Столицу неприятности тоже не миновали: в Большом театре остановили дорогостоящую постановку оперы «Отелло»; в Театре имени Станиславского перенесли премьеру спектакля «Метеор»; был отменен Moscow R'n'B Fest, куда должны были приехать Тимбалэнд и Баста Раймс, отложены гастроли Prodigy и Кена Хенсли. Деньги кончились.  

В России даже государственные культурные учреждения не обходятся без финансирования со стороны. По разным оценкам, доля спонсоров в создании спектаклей, проведении выставок или учреждении всевозможных премий составляет от 30 до 80%. Теперь, по прогнозам экспертов, она может сократиться в среднем до 10–20%, а в некоторых случаях и вовсе сойти на нет.  

НЕ ДО ПРАЗДНИКОВ 

Спонсорская помощь действительно будет минимизирована, уверена Наталья Давыдова, президент общества «Меценат». По ее словам, бизнес, который активно сокращает издержки на благотворительность, если и будет продолжать какие-то проекты, то скорее всего социальные. Леонид Игнат, директор Альфа-банка по связям с общественностью, так и говорит: благотворительность останется, а культурное спонсорство банк будет сокращать. «Сейчас не до праздников», - объясняет он.  

В свое время Альфа-банк помог привезти в Россию Маккартни, Стинга и Aerosmith, в последние месяцы спонсировал клуб «Б1 MAXIMUM». Сейчас этот проект «временно приостановлен».  

Спонсорство - это не просто благотворительность, это очень эффективная реклама: раньше бизнес выкладывал огромные суммы за право разместить свой логотип на афишах концертов западных звезд, на кулисах театров или на бортиках катков ледовых шоу. Теперь это может стать и антирекламой, говорят бизнесмены. Это щекотливая ситуация. «Клиенты не очень поймут, если ты в кризис спонсируешь увеселительные мероприятия, - объясняет Игнат. - Но в то же время ты должен показывать клиентам, что у тебя все хорошо».  

Поэтому бизнес ищет баланс: оставить в своем спонсорском пакете то, что клиенты не сочтут ненужным излишеством. То есть что-то на грани с социальными проектами. Анна Амелькина, руководитель пресс-службы ВТБ24, говорит, что крупным компаниям теперь нужно сконцентрировать усилия на чем-то одном. О решении самого ВТБ24 говорить «пока преждевременно», заявила Амелькина.  

В одной из крупнейших благотворительных организаций Newsweek рассказали, что, например, «Северсталь» полностью приостановила все спонсорские проекты в культуре. Newsweek известно, что это правда. В самой компании это не подтверждают, но заявляют, что «надеются сохранить» программу «Музеи Севера России», и открыто говорят, что ищут источники софинансирования - даже на международном уровне. Игорь Бекетов, гендиректор благотворительного фонда ЛУКОЙЛ, уверяет, что с помощью музеям и региональным творческим коллективам «попытается остаться на уровне прошлого года», но признает, что никто не знает, какие коррективы в эти планы внесет кризис.  

ЛИШНИЙ БИЛЕТИК 

Государство постоянно урезает расходы и требует сокращения издержек. Чиновник из Минкульта, просивший не называть его имени, рассказал Newsweek, что последствия нынешнего кризиса, как полагают в министерстве, будут серьезнее, чем в 1998 году. За последние годы все привыкли к большим спонсорским деньгам, а десять лет назад такого не было, поясняет он. Теперь процесс отвыкания от хорошей жизни будет очень болезненным. «Не говоря уже о том, что и зрители привыкли к некоторому уровню, - говорит чиновник. - Их теперь самодеятельностью в театр не заманишь, им нужны шикарные декорации и дорогостоящие костюмы».  

В Минкульте переживают, но помочь ничем не могут - своих денег тоже не хватает. От театров теперь ждут 20-процентной экономии, музеи должны снизить траты на 30%.  

Дайнора Шпокайте, директор Театра имени Станиславского, хотя и уверяет, что отмена спектакля «Метеор» напрямую со спонсорством не связана, но признает, что с деньгами большие проблемы. Билеты продаются все хуже и хуже, и в театре уже отказались от надбавок и дополнительных выплат сотрудникам. «У нас нет, к сожалению, спонсоров, кроме информационных, - жалуется Шпокайте. - Так что экономим пока что».  

У Пушкинского музея внушительный попечительский совет, но и там уже начинают нервничать. «Правительство России выделило нам 23 млрд рублей до 2015 года, - говорит замдиректора Михаил Гурвич. - Летом мы еще бравурно говорили, что это миллиард долларов. Сейчас это уже не миллиард». Правда, он надеется, что будет возможность компенсировать подорожание долларов, на которые необходимо будет закупать часть специального оборудования за границей, снижением цен на услуги в самой России. «В любом случае сейчас время испытания на прочность. Не будем жаловаться - мы подошли к этому времени подготовленными, - бодрится он. - Наш музей находится сейчас в лучшем, по сравнению со многими учреждениями, положении, ведь многие крупные проекты замораживаются ввиду отсутствия финансирования».  

В Большом театре тоже готовятся к тяжелым временам. Спонсоры свои обязательства подтверждают, хотя физически деньги пока еще не переведены, сообщает пресс-секретарь Большого театра Катерина Новикова, но государственные дотации уже урезаны на 15%. «Если на этом остановятся, это одно - мы сможем выпустить, как и планировалось, три премьеры в 2009 году, - говорит она. - А если бюджет будет сокращаться и дальше, естественно, это будет отражаться на нас уже по-другому». По словам Новиковой, пока в Большом все в порядке: «Отелло» не поставили якобы просто из предусмотрительности.  

Слово «пока» - сейчас самое часто употребляемое в культурной среде, говорит Наталья Давыдова из «Мецената». Столичный Политехнический музей под угрозой закрытия, но пока работает. Московский дом фотографии сокращает число выставок, но традиционное фотобиеннале пока планирует. «А это те организации, которые никогда не испытывали недостатка в спонсорах, - переживает Давыдова. - И если кризис коснулся даже их, то говорить о перспективах в более мелких организациях вообще не приходится».  

Бюджетные деньги идут в основном на зарплаты и на коммунальные платежи - то есть на необходимый минимум, объясняет Давыдова. Государство не в состоянии покрывать расходы на выставки и спектакли, которые в зависимости от размаха стоят от $60 000 до нескольких миллионов. Посетители и зрители - тоже не очень большая поддержка: Эрмитаж сейчас поднимает цены на билеты, и скорее всего, то же сделают все крупнейшие музеи страны. «Но ни в какие времена никто с продажи билетов не жил», - резюмирует она.  

У Гурвича из Пушкинского музея готов свой антикризисный план: надо озаботиться проблемой привлечения внебюджетных средств. Остро стоит вопрос о дополнительных услугах для посетителей. Нью-йоркский Museum of Modern Art, например, получает с продажи разных мелких сувениров $2 млн в год. «Надо, чтобы человек не просто посмотрел выставку, а чтобы он мог провести время в музее: зайти в сувенирную лавку, послушать лекцию, посмотреть образовательный фильм, послушать музыку, - говорит Гурвич. - Чем больше услуг будет предложено посетителю в музее, тем больше он в итоге денег потратит». Другими словами, спасти культуру тоже могут теперь только «частники». 

НЕ ДО РАЗВЛЕЧЕНИЙ 

В США культурным учреждениям выживать еще труднее: почти все театры, музеи и галереи там финансируются исключительно частными лицами. За последние полгода сфера развлечений из-за ухода спонсоров потеряла не менее 20% инвестиций. Ряд богатейших музеев США, например Getty и Metropolitan, уже урезают расходы. Музей современного искусства MOCA в Лос-Анджелесе в ноябре объявил, что столкнулся с серьезными финансовыми сложностями: он исчерпал свои сбережения, потеряв $44 млн из 50-миллионного фонда. Бостонский Brandeis University будет распродавать часть коллекции своего Rose Art Museum. Университет пошел на это, чтобы покрыть серьезные убытки: с июня фонды Брандайса сократились более чем на $200 млн. Закрываются многие мюзиклы, идущие на Бродвее, самые известные из них – комедия о грубом рыцаре «Спамэлот», британская пьеса с Дэниелом Рэдклиффом «Эквус» и популярнейший мюзикл «Цыганка». 

 

http://www.runewsweek.ru/society/27088/  

Елена Мухаметшина, Вера Рыклина
"Русский Newsweek" 16-02-2009
Просмотреть весь список
     
На главную страницу Назад Rambler's Top100
Индекс цитирования Copyright © Фонд "Общество "Меценат". Все права зарегистрированы. 2004 г.
При перепечатке материалов, ссылка на журнал обязательна

Реализация проекта:
Иванов Дмитрий